Ни один проект «Роснано» на юге России до сих пор не заработал.

Скоро «Роснано» отпразднует восьмилетний юбилей: госкорпорация (а ныне фонд прямых инвестиций) была создана в июле 2007 года. И на протяжении всего этого времени детище Анатолия Чубайса сопровождают скандалы и прямые обвинения в коррупции. КАВПОЛИТ попытался разобраться, есть ли вообще в российских регионах реально работающие стартапы «Роснано».

Диванный спецназ

Политическая тусовка России с любопытством следит за конфликтом  двух видных либералов – Алексея Навального и Анатолия Чубайса. Один из них – «диванный», а другой хоть что-то да делает. В оценке эффективности этого «чего-то» они концептуально и разошлись.

Возмутило Навального признание Чубайса, сделанное им на недавней встрече с депутатами от «Единой России» в Госдуме: руководитель «Роснано» признал, что компания вела неправильную кадровую политику, неверно оценивала рынки и стратегии, плохо контролировала внутренние расходы… Причем признание это Чубайс сделал, напомним, вскоре после того, как госкорпорация была преобразована в фонд прямых инвестиций (private equity fund).

Навального особенно возмутило то, что Чубайс до 2020 года получит из бюджета 150 млрд рублей (вдобавок к 130 млрд рублей, которые уже вложены в уставной капитал «Роснано»). На что Чубайс ответил оппозиционеру, что, мол, с 2012 года, еще будучи госкорпорацией, ни копейки из бюджета не получили. Приводит он такие цифры, которые призваны убедить в эффективности работы «Роснано».

В 27 регионах страны построено 57 заводов (в прошлом году произвели продукции на 227 млрд. рублей), а в 9 субъектах появилось 12 наноцентров, которыми создано 350 стартапов. По программам «Роснано», по словам Анатолия Чубайса, подготовлены 3266 специалистов, а в лигу «Роснано» вошли 154 школы из 54 регионов. Также несколько десятков магистров физтеха выпущены кафедрой технологического предпринимательства.

Инновации: секрет под замком

КАВПОЛИТ попытался выяснить, какие именно реальные проекты уже запущены благодаря «Роснано» в южных регионах страны, которые еще в советские годы славились своей научной базой. Здесь располагалось множество предприятий опто- и радиоэлектроники, некоторые и сейчас продолжают работать над гособоронзаказом. Сколько из этих предприятий претендовали на финансирование «Роснано», неизвестно: в компании не раскрывают информацию об отклоненных заявках.

Если суммировать официальную информацию с сайта «Роснано», то наибольшее количество действующих производств, портфельным инвестором которых является компания Чубайса, находится в Московском регионе. Это сама столица и подмосковные наукограды – Дубна, Зеленоград, Обнинск, Долгопрудный… Есть и иностранные производства: в Северной Америке (Joule Unlimited, Soft Machines, Advenira Enterprises), Голландии (Mapper Lithography Holding), Израиле (Compass Electro Optical Systems), Корее (Nesscap Energy) и Индии (Soft Machines).

 «Роснано» также является партнером в нескольких венчурных (высокорисковых) фондах – Российско-Казахстанский фонд нанотехнологий; Biomark Capital Fund, DFJ-VTB Capital Aurora (оба – США-Россия); «Наномет» и «Сколково-Нанотех». Реальные проекты на Юге России они не финансируют.

Действующих производств, запущенных при финансировании «Роснано», в двух федеральных округах – Южном и Северо-Кавказском – пока лишь три. Это венчурная компания «Эрбитек» из Невинномысска, волгоградский завод «Никомаг» и ставропольский завод «Монокристалл». Расскажем о каждом подробнее.

В 2006 году в Волгограде было создано ООО «Никомаг», год спустя преобразованное в ООО. Здесь выпускают огнезащитную добавку (антипирен) – наноструктурированный гидроксид магния с модифицированной поверхностью. Входит компания в группу «Никохим» бизнесмена Эльдора Азизова, который также возглавляет Ассоциацию предприятий хлорной промышленности России. О том, что в «Никомаге» начнется реальное производство наноструктурного антипирена, было объявлено еще прошлой осенью. Однако пока что на сайте компании в разделе «Продукция» предлагаются лишь магниевые соли – пищевая, строительная (бишофит) и противогололедный реагент (Greenride).

Где обещанные лазеры?!

Сложности возникли и в совместном проекте со ставропольским заводом «Монокристалл», который входит в концерн «Энергомера» бизнесмена Владимира Полякова. В 2011 году «Роснано» выделило 1,3 млрд рублей на проект производства на «Монокристалле» сапфировых пластин (компонентов светодиодов и солнечных элементов).

Однако проверка Счетной палаты, проведенная в начале 2013 года под руководством аудитора Сергея Агапцова (полный текст отчета опубликован не был!), выявила, что «Роснано», возможно, неверно оценило рыночную стратегию.

«В это же время в Китае запускались аналогичные заводы, которые в перспективе должны были просто обрушить рынок данного полимера. Что и произошло. Это всё можно было просчитать и предвидеть, но ничего сделано не было», – говорит руководитель экспертного совета «ОПОРА России», профессор Никита Кричевский.

Самой плачевной оказалась ситуация с ЗАО «Эрбитек» из Невинномысска. Созданное в декабре 2010 года, оно было призвано внедрить в медицину инновационную технологию бесконтактного прокола тканей пальца на основе иттрий-алюминиевого лазера лазера. Запуск бизнеса сопровождался восторженными статьями в прессе: мол, скоро в России будут лазерные глюкометры. Но прогнозы не сбылись…

Совладельцами компании являются ООО «Новые технологии» (62,01% акций) и ООО «Инженерный центр новых технологий» (4,11%) из Подмосковья и само «Роснано» (33,88%). Директором является Евгений Шинкарев, который, согласно ЕГРЮЛ, числится также гендиректором «Невинномысской электросетевой компании» и совладельцем двух компаний в Невинномысске и Кочубеевском районе.

В сентябре прошлого года «Роснано» потребовало созыва внеочередного собрания акционеров для ликвидации компании. Однако собрание состоялось лишь в феврале нынешнего года, председателем ликвидационной комиссии был избран Шинкарев. «Роснано» сейчас оспаривает проведение этого собрания в арбитражном суде края.

Помимо этого госкорпорация добивается через суд от основного акционера, ООО «Инженерный центр новых технологий» из Троицка, выкупа принадлежащего компании пакета акций. Ну и, наконец, юридическое агентство «Гарант» требует признать «Эрбитек» банкротом по факту неоплаты договора правового обслуживания (сумма небольшая – чуть менее 2 млн рублей).

Пшик вместо солнечных батарей

Еще один проект должно было реализовать ЗАО «Новый солнечный поток», которое возглавил научно-ведущий научный сотрудник образовательного центра нанотехнологий РАН при СПбГУ Арнольд Терра. Предстояло построить два завода – в районе хутора Демино под Ставрополем и в Санкт-Петербурге (соответственно, пилотный и серийный) по производству солнечных батарей нового поколения с использованием нанотехнологий. Продукция должна была выйти на рынок уже в 2014 году. Однако ни один завод до сих пор не построен…

Активно продвигал идею сотрудничества с «Роснано» тогдашний ректор Северо-Кавказского технического университета (СевКавГТУ) Борис Синельников, он же заведующий кафедрой «Нанотехнологии и технологии материалов электронной промышленности». Он же был соучредителем (а ныне директор) компании «Экситон», зарегистрированной вместе с ЗАО «Новый солнечный поток» и еще несколькими научно-производственными фирмами СевКавГТУ на площадях завода «Люминофор» в Ставрополе. Судя по названиям, эти компании также работали в сфере альтернативной энергетики: «Солнечные технологии», «Источники света», «Солнечные нанотехнологии»…

Каким образом фирмы осваивали бюджетные средства, продемонстрировала проверка Промышленной районной прокуратуры Ставрополя. Еще в 2009 году университет закупил для кафедры нанотехнологий два агрегата для выращивания искусственных монокристаллов стоимостью 4,2 млн рублей.

По совпадению, располагалась кафедра, возглавляемая ректором, по одному адресу фирмой «Экситон»… которая и выиграла тендер на поставку университету аппаратуры. Проверка прокуратуры, проведенная совместно с ФАС в 2011 году, выявила, что аукционная документация была «заточена» под конкретного победителя. Кроме того, в аукционной заявке не был указан порядок формирования цены контракта, так что «Экситон» предложил стоимость… на 20 тысяч рублей ниже, чем предусматривали условия аукциона.

А вскоре после покупки университет сдал оба аппарата все той же фирме в аренду. Однако арбитраж, куда обратилась прокуратура, счел, что расторгать исполненный госконтракт (и возвращать средства в бюджет) уже не имеет смысла.

Липовый «нанопрорыв»

Однако самый бесславный финал ожидал, безусловно, наиболее грандиозный план – по строительству Южного нанотехнологического центра в Михайловске. Еще в 2011 году проект создания центра стал победителей очередного открытого конкурса, проводившегося Фондом инфраструктурных и образовательных программ «Роснано». В качестве соинвесторов выступили два краевых ГУПа («Управляющая компания инвестиционного и инновационного развития» и «Гарантийный фонд поддержки субъектов малого и среднего предпринимательства»), а также упомянутый завод «Монокристалл» и два фармацевтических предприятия – «Биоком» и «Эском».

Общая площадь уже построенных корпусов составила 5 тыс. квадратных метров. В структуру центра должны были войти бизнес-инкубатор, центры коллективного пользования и трансфера технологий, развивающие четыре основных направления – фармацевтику, биотехнологии, микроэлектронику и материаловедение.

Оборудования было закуплено почти на 300 млн рублей. Это спектрометры, хроматографы, принтеры для микросхем, автоматизированный комплекс для проведения разработок по альтернативной энергетике, биотехнологические комплексы для культивирования микроорганизмов…

Однако обещанных «Роснано» 800 млн рублей на достройку и оборудование центра в правительстве Ставрополья так и не дождались. Прошлой осенью замминистра экономики края Александр Долин заявил журналистам, что от создания наноцентра решили отказаться, вместо него будет центр трансферта технологий.

О чем говорят все приведенные выше примеры? Эффективность бизнеса компании «Роснано», в который государство продолжает вкачивать миллиарды, крайне сомнительна. Но для всех критиков у Анатолия Чубайса готов ответ: мол, мы же венчурные капиталисты, а потому имеем право на риск. В том числе и на риск мошенничества. Ведь по всем регионам продолжает кружить целый сонм сомнительных личности – из числа ученых, чиновников и бизнесменов – мечтающих отхватить кусок пожирнее от богатого пирога под модной вывеской «нанопрорыва».

 

Антон Чаблин

Источник: kavpolit.com

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники