Словосочетание «холодная война» в 2014 году обрело новую жизнь. Оно покинуло пыльные запасники прошлого века и активно размножается в медийном пространстве эпохи айфонов. К ней попытались было приладить маркер цифровой эры в виде расширения «Холодная война 2.0» Но эффект от восприятия сразу уменьшился и съежился. В связи со сходством видоизмененного термина с названием компьютерных программ и голливудских фильмов. То есть вещей виртуальных и глянцево-поверхностных.

Ну что это за угроза благополучию и самому существованию «золотого миллиарда» лучших людей планеты, если на слух она похожа на Photoshop 3.0 и боевик «Крепкий орешек 4» одновременно? Неверный штрих легко отменим единственным щелчком покорной «мышки», а героический Б. Уиллис обязательно спасет цивилизацию и без нашего участия. Для должного медийного запугивания ведущие западные СМИ двинулись по проторенному пути примитивных ярлыков. Что вовсе не означает примитивизма, виртуальности и дефицита серьезности в целях крупномасштабной пропаганды.

«Холодная война» – одно из самых узнаваемых выражений во всем мире, оно не нуждается в переводе и обладает резко-негативным имиджем во многих странах. Особенно в тех государствах, что входили в состав блоков-антагонистов, НАТО и ОВД (Организации Варшавского Договора). По странному капризу геополитической судьбы (и благодаря расширяющемуся миролюбию Североатлантического альянса) недавние участники ОВД ныне входят в НАТО. И могут оценить складки на железном занавесе с обеих сторон богатого воображения и исторических страхов. Так что медийная реинкарнация «Холодной войны» имеет четкую адресацию – первоочередными объектом воздействия являются сопредельные с Россией страны. Из числа бывших республик СССР и бывших участников Организации Варшавского Договора. Вторая мишень – государства «коренного», правильного, натурального НАТО. Западная Европа и Североамериканский континент. Прочие страны – в том числе и сама Россия – обрабатываются изношенным шаблоном пропаганды в третью очередь.

«Холодная война». Фраза, изобретенная Джорджем Оруэллом – общепризнанным мастером жанра антиутопии – появилась на свет в 1945 году. Она пронизывает суть знаменитой речи У. Черчилля в американском городе Фултон. По сути, та речь оборвала союзнические отношения в рамках антигитлеровской коалиции. Согласно ее программным пунктам англоязычные страны Запада должны обладать подавляющим военно-техническим превосходством над «сталинским режимом». Им необходимо утвердить свое доминирование после Второй мировой войны в планетарном масштабе. Черчилль строил свою картину однополярного мира по контурам американо-британского влияния. Благополучие Франции, Норвегии или Греции его заботило слабо. Что же до прочих статистов начала «холодной войны», так их мнения о будущем Земли спрашивать никто и не собирался.

«Холодная война». Из недавно рассекреченных официальных документов стало известно, что сэр Уинстон Черчилль настаивал на переводе холодной конфронтации в ядерную атаку на СССР уже в 1946 году. Для чего стоило сбросить на столицу истерзанной нацизмом страны все килотонны из американского стратегического резерва. Для окончательного мира во всем мире стоило уничтожить общесоюзное сталинское руководство вместе с миллионом-другим москвичей и столичных гостей. К счастью, собственные бодливые рога из обогащенного урана у Лондона отросли лишь в 1952 году. Когда СССР уже три года как обладал средством для ответного обламывания британских агрессивных наростов под самый корень. Сегодня мы можем узнать об оригинальных планах самого известного премьер-министра Великобритании XX века в оригиналах официальных документов. И по достоинству оценить их безусловный «гуманизм» и крайнюю «прогрессивность» с любого ракурса.

«Холодная война». Термин получил официальную «путевку в политическую жизнь» в 1947 году. Его озвучил помощник президента США Гарри Трумэна. Его архитектором считается Дж. Ф. Кеннан, заместитель посла США в СССР. Чей босс двумя годами ранее отдал приказ на двойную атомную бомбардировку Хиросима + Нагасаки. Ради сбережения драгоценных жизней солдат US Army была уплачена справедливая по-мнению Америки цена номиналом в сотни тысяч сожженных (и радиационно пораженных) японцев. Гарри Трумэн прокомментировал моральные страдания разработчиков бомбы и пилотов бомбардировочной авиации следующим образом: «Вы причастны к величайшему делу в мировой истории…ощущение же крови на собственных руках ложно, оно легко смывается водой». Как видим, до идеи самостоятельного уничтожения японцами своих же городов посредством особо мощных бомб тогда никто не додумался. Думки были жестокими и циничными, но куда более откровенными и менее лживыми…

«Холодная война» разрезала европейский континент на две враждующие половины, напичкала Европу миллионными армиями, десятками тысяч бронемашин, сотнями ядерных боеголовок. Она окольцевала Западный Берлин бетонными стенами, ставшими символом как «железного занавеса», так и самого противостояния НАТО-ОВД. В случае начала настоящей войны Германия была бы гарантированно и многократно уничтожена в первые же часы конфликта. Холодная война шла в азиатских джунглях и в африканских песках со всем милитаристским ожесточением. С переворотами и революциями, со сменами режимов и массовой резней, с ориентацией правительств на просоветский или прозападный вектор. Со сменой векторов вместе с правительствами и перекройкой государственных границ. Холодная война проникла на задний двор США – в страны Латинской Америки, ее протуберанец под названием «Карибский кризис 1962 года» едва не сжег всю нашу планету целиком.

«Холодная война» в медийном пространстве шла свыше 40 лет, с 1946 по 1991 год. Она базировалась на очевидных образах «врагов» и особенно на их коварных, жестоких, человеконенавистнических замыслах. При этом открытого противостояния между ее главными участниками никогда не было. Даже во время столь масштабных региональных конфликтов, как Корейская война (1950-1953), война во Вьетнаме (1966-1975) или в Афганистане (1979-1989). Само наличие колоссальных запасов термоядерного оружия и средств его доставки делало открытый конфликт самоубийственным для всех.

В 80-ых годах XX века появились научные разработки и компьютерное моделирование III мировой войны, из которого следовало и вовсе парадоксальное заключение. Даже односторонний термоядерный удар опасен уничтожением цивилизации на большей части Земли при достаточной мощности такого удара. «Прозевавшая» нападение сторона уничтожалась сразу, формальный «победитель» разлагался, деградировал и околевал в условиях «ядерной зимы». Библейская фраза о живых, которые позавидуют мертвым, обрела новый смысл и подчеркнула бессмысленность атомных средств ведения глобальных войн.

«Холодная война» была проиграна СССР и его союзниками по целому комплексу экономических, социальных, геополитических, идеологических и даже конъюнктурных причин. Проиграна с таким оглушительным треском и в столь сжатые сроки, что НАТО во главе с США вряд ли прогнозировало масштаб случившегося триумфа. Сорок пять лет речь шла о сдерживании коммунистического медведя, готового расширить ареал своего влияния-проживания на добрую половину планеты. Сорок пять лет западные дела посвящались защите от медвежьих когтей, осторожному метанию дротиков в толстенную шкуру, стремлению отогнать косолапого подальше и напугать его оскалом как можно большую аудиторию. Как вдруг огромный зверь разбежался на два десятка медвежат, четверо из которых обладали теперь своим ядерным оружием, а некоторые при поспешном изучении оказались совершенно неведомыми представителями геополитической фауны. И принялись натуральным образом воевать друг с другом (отнюдь не холодным образом), разрушая и без того истощенные ресурсы собственных участков тайги.

«Холодная война» – символ огромной угрозы для Запада и триумфальной победы Запада одновременно.

Победы, случившейся в самостоятельном режиме, ввиду краха соперника под грузом внутренних проблем.

Победы, послужившей началом существенных негативных процессов и прихода к власти элит, отличавшихся дремучей некомпетентностью даже в элементарных вопросах управления. Собственно, «элитами» некоторые новые власти постсоветских стран можно было назвать только с саркастической натяжкой термина на обнаженную и полуголодную реальность.

Победы, которая странам западного блока стоила очень мало – в то время как подержание статус-кво на протяжении послевоенных десятилетий обходилось весьма дорого.

Победы легкой, стремительной и практически бескровной – при разрушении всей Берлинской стены в 1989 пострадало меньше людей, чем при сносе одного харьковского памятника Ленину в 2014.

Победы, опиравшейся на гипертрофированное чувство западной исключительности и безгрешности. На моральное право Запада нести светочи демократии в виде сброса фосфорных бомб на головы, отягощенные враждебными заблуждениями.

Победы, несущей освобождение порабощенным народам вне зависимости от желания означенных народов к навязываемому освобождению. Особенно когда в комплект поставки входят гуманитарная катастрофа и разгул бандитизма в условиях прогрессирующей нищеты и под завесами пропагандистской лжи.

Победы, противостоять которой будет соперник, стремящийся не к вражде, а к уважению собственных интересов. Соперник, который не желает ввязываться в геополитические авантюры. Соперник, которого подталкивают к логике противостояния по старым лекалам, используя старые термины и навязывая старые поведенческие стереотипы.

«Сегодня мир сталкивается с серьезным системным кризисом, с процессом глобальной трансформации. Это зримое проявление перехода к новой культурной, экономической, технологической, геополитической эпохе. Мир вступает в зону турбулентности. И не стоит питать иллюзий – этот период будет длительным и болезненным»

Критерием истинности любого прогноза является его подтверждение последующими событиями. Процитированная фраза президента России В. В. Путина датируется январем 2012 года. Она сказана без малого три года назад, когда еще никто и не думал распечатывать словарные запасники минувших исторических эпох.

Вас все еще удивляет возрождение словосочетания «холодная война» в медийном пространстве XXI века? За давно случившуюся битву выдается совершенно новый конфликт, сложный, противоречивый и многогранный, разворачивающийся в постиндустриальных и взаимно капиталистических условиях.

Даша Гасанова

Источник: grtribune.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники