В ОБСЕ задумались над проведением международной конференции, аналогичной прошедшей в Хельсинках в 1975 году. Об этом со ссылкой на свои дипломатические источники пишут «Известия». Как сообщает издание, проект нового соглашения между государствами уже существует и будет согласовываться в декабре на совещании министров иностранных дел государств-членов ОБСЕ в Базеле. Но пока мало кто берется предсказать, удастся ли сейчас, спустя 40 лет, достичь договоренностей, подобных Хельсинским.

Заключительный акт Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе, подписанный в 1975 году, стал настоящим прорывом и лег в основу системы безопасности на большей части Евразии и в Северной Америке. Одним из принципов соглашений стала незыблемость границ государств, прочерченных по итогам Втором мировой войны.

Дело в том, что территориальные споры сотрясали Европу на протяжении всей истории, несмотря на прежние соглашения. Так в 1900 году невозможно было предсказать, какой в реальности станет карта в 1920-м, к 1940-му она опять изменилась значительно, поменялась она и к 1960-му. И всякий раз изменения проходили посредством войн и вооруженных конфликтов. Чтобы избежать насилия в дальнейшем, и были приняты соглашения в Хельсинках.

Теперь любое изменение границ на континенте можно трактовать как нарушение международного права и акты агрессии тех или иных стран. Но история идет своим чередом, и карта сегодняшнего дня совсем другая, нежели в 1975 году. Можно вспомнить про объединение Германии, развал Югославии, развод Чехии и Словакии. Однако и сегодня любая попытка изменения границ вызывает в мире бурный протест и волну обвинений. Особенно, если дело касается нашей страны. Ведь именно воссоединение Крыма с Россией и было названо Западом грубейшим нарушением основ международного права.

Но проблема в том, что Хельсинские соглашения и даже Устав ООН включают в себя противоречащие друг другу положения. С одной стороны, говорится о территориальной целостности стран, с другой, – о праве народов на самоопределение. Но если в Уставе ООН прописан принцип наличия верховного арбитра в лице постоянных членов Совета Безопасности, которым при их консенсусе дозволено практически всё, то Хельсинские соглашения апеллируют исключительно к доброй воле государств. А она у разных правительств может быть разной.

Можно ли сегодня составить документ, который бы четко описывал правила игры, не допускал бы вооруженных конфликтов и защищал бы людей от произвола со стороны государства?

– Хельсинские соглашения во многом устарели, – говорит профессор Санкт-Петербургского университета Валерий Ачкасов. – В частности, уже неоднократно в Европе был нарушен принцип нерушимости границ, появилось много признанных, частично признанных и непризнанных государств. Главы о правах человека по-прежнему актуальны, но тоже не так, как в 1975 году. Я не берусь сказать, нужно ли новое подобное соглашение, тем более если учитывать обострение отношений между Западом и Европой.

«СП»: – 40 лет назад Европа и вовсе делилась на два блока.

– Тогда был период разрядки международной напряженности. Ситуация была иная, чем сегодня, когда Запад грозит России очередными санкциями, обвиняет нас во всём. Сейчас и речи нет о равноправных соглашениях, которые бы учитывали интересы всех сторон.

«СП»: – Можно ли сегодня, после стольких изменений в карте Европы, апеллировать к соглашениям 1975 года?

– Когда решался вопрос о Косово, то многие эксперты, в том числе и западные, говорили о конце международного права. Запад признал Косово, но говорил, что в этом нет прецедента, а Россия заявляла обратное. И на этот прецедент недавно ссылался наш президент, говоря о присоединении Крыма к России. Причем в Косово решение принимал парламент, а в Крыму был референдум. С точки зрения юридических формальностей, если Косово было прецедентом, то Россия международное право не нарушала. А если нарушение права было, то первым его преступили западные страны.

«СП»: – Какие принципы, учитывая сорокалетний опыт, надо записать в международное право?

– Право может строиться на принципах равенства и признания суверенитета участвующих в переговорах государств. В общем, остаются все основополагающие принципы, на которых строились и Хельсинские соглашения. Это признание суверенитета государств, нерушимости границ, положение об урегулировании конфликтов мирными способами.

«СП»: – Можно ли надеяться на выполнение договоренностей в современном мире?

– Беда в том, что большие державы действуют не из норм международного права, а из политической целесообразности. При этом умело используют некоторые разногласия положений права. Признавая Косово, Запад руководствовался правом народов на самоопределение. Не признавая присоединение Крыма, суверенитет Абхазии и Южной Осетии, апеллируют к нерушимости границ и сохранению суверенитета государств на своих территориях. Раньше и теперь действуют из конъюнктуры и тем подрывают принципы международного права.

В то же время, не имея никаких правил игры, которые хоть как-то регулируют отношения между государствами, мы придем к полному хаосу.

«СП»: – Можно ли составить документ без противоречивых пунктов?

– Вряд ли это получится сделать. Противоречия связаны с поиском компромисса. В тех же Хельсинских соглашениях обозначение принципа нерушимости границ считается победой советской дипломатии, а запись положений о правах человека считается победой западной дипломатии. Всегда каждая сторона будет стараться в такого рода документы включить положения, отражающие собственные интересы. Поэтому всегда документы международного права будут выражением компромисса и содержать противоречия.

По мнению профессора кафедры международного права МГИМО Дмитрия Лабина, среди ближайших целей может быть только выработка общих принципов урегулирования споров:

– Заключение Хельсинских соглашений было прорывом, ведущие государства мира до сих признают этот документ. Фундаментальным принципом международного права стала защита прав и свобод человека. В 1975 году это был новый подход. С тех пор права человека не только внутреннее дело государств, но и одна из основ международного права.

К сожалению, к началу 2010-х годов государства стали отклоняться от прописанных принципов, трактовать их самым разнообразным образом. Достаточно посмотреть на итоги голосования по декларации Генассамблеи ООН о недопущении оправдания нацизма. Казалось бы, разночтений тут быть не может. Но США, Канада, Украина проголосовали против, воздержались европейские государства. Значит, есть проблемы в понимании фундаментальных основ международного права. Единственный способ преодоления проблемы остается тем же – переговоры. Поэтому инициатива проведения новой конференции вполне логична. Появится хорошая возможность проанализировать нынешнее международное право. Главное, конечно, это найти новые эффективные формы защиты прав и свобод человека.

«СП»: – Какими положениями было бы разумно дополнить международное право, а от чего стоит отказаться?

– В целом, в международном праве правильно сформулированы принципы защиты прав человека. Было бы нелишним их подтвердить. Сейчас права человека классифицируются по разным группам, выделяются экономические, социальные права. Они тоже прописаны достаточно ясно.

Но что касается права народов на самоопределение, то здесь требуется большая ясность. Сегодня этому принципу противопоставляется другой принцип международного права о территориальной целостности и нерушимости границ. Было бы правильным в спокойной обстановке обсудить имеющиеся проблемы, чтобы два этих принципа не противоречили друг другу.

Народ должен иметь возможность для самоопределения, но так, чтобы это не наносило ущерб международной безопасности и соотносилось с принципом территориальной целостности.

«СП»: – В 1975 году границы государств в Европе были четко определены. Можно ли сегодня подписать соглашение о нерушимости границ?

– Не стоит задача найти какую-нибудь волшебную формулу, которая бы исключила все потенциальные споры. Это – иллюзия. В 1975 году тоже не был закреплен «статус-кво» по границам. Просто говорилось, что имеющиеся границы берутся за основу. Но это не исключает права государств мирно договариваться об изменении границ. Принцип закреплял лишь невозможность нарушения границ против международного права.

Мир, как любой организм, развивается. Мы не знаем, какие будут границы через 10, 20, 50 лет. Но в том и роль международного права, чтобы были правила изменений. Нынешние напряженности в отношениях возникают как раз из-за того, что четких правил нет. Косово признали, а в случае с Крымом говорят о нарушении права. Главная задача – выработать приемлемые для всех нормы разрешения таких споров.

– Хельсинские соглашения можно пересмотреть, – считает профессор кафедры внешнеполитической деятельности России РАНХиГС Сергей Фокин. – Ведь многие их положения не выполняются. Мировое сообщество должно понять, что надо идти в векторе Совбеза ООН, а не интересов НАТО. Сейчас США дошли до того, что делают в мире что хотят. Но главный регулятор – Организация Объединенных Наций.

Работа по выработке приемлемых соглашений должна идти. Надо обращать внимание мирового сообщества, что продолжение нынешней практики следования интересам США опасно для человечества.

«СП»: – В Уставе ООН и в Хельсинских соглашениях одновременно говориться о территориальной целостности и праве народов на самоопределение.

– Вначале везде идет принцип территориальной целостности. Не может быть состояния «или-или», принципы должны дополнять друг друга. Смысл международного права в том, что внутри государств всем народам должно быть предоставлено право свободного развития внутри государств проживания. Государства должны создавать приемлемые условия для всех.

Почему от Украины ушел Крым, разгорелся конфликт в Донбассе? Надо было всего-навсего признать право людей на использование родного языка. Но вместо этого стали использовать запреты, лишать людей права учиться на родном языке, развивать родную культуру. Это называется нацизмом, и в результате случилось то, что случилось.

«СП»: – Могут ли сегодня Россия и Запад достигнуть компромисса?

– Проблема в том, что некоторые государства следуют своей концепции развития, не думая об интересах других. Еще в 1915 году Фридрих Науман написал работу «Центральная Европа», в которой был изложен план построения мира после великой войны. Там четко написано о концепции «срединной Европы», во главе которой должна быть Германия, включающая земли Восточной Европы вплоть до Днепра. Почему сейчас Меркель так рьяно выступает против России? Она просто действует согласно концепции Наумана. И по сути, этот план выполнен, Германия добилась того, о чем мечтали Фридрих Науман, Йозеф Парч и другие. Даже кайзеру и Гитлеру не снилось, что всего можно достичь несиловыми методами.

Но компромисса достичь возможно. Надо, прежде всего, разобраться в происходящем на Украине. Европейский социум постепенно просыпается. Люди начинают понимать, какая трагедия произошла там. Долго нынешнее противостояние России и Запада продолжаться не может. Осмысление ускоряют именно события на Украине.

Андрей Иванов

Источник: svpressa.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники