Противостояние Саудовской Аравии и Ирана: ситуация развивается.

Ситуация на Ближнем Востоке становится все более напряженной и запутанной. Она начинает уже напоминать головоломку, к которой присоединяются все более сложные узлы. Сегодня этому в немалой степени способствует обострение отношений между важнейшими — если не сказать ключевыми — игроками в регионе, Саудовской Аравией и Ираном.

Эти две страны разделяют десятилетия открытого соперничества и даже вражды. Достаточно хотя бы вспомнить ирано-иракскую войну 1980–1988 годов: саудиты не просто открыто поддержали Саддама Хусейна, но и жестко призвали к этому союзников из Бахрейна, Катара и ОАЭ. Все последние десятилетия Саудовская Аравия также опасалась создания Тегераном ядерного оружия. Что, по мнению Эр-Рияда, могло бы изменить статус-кво в районе Персидского залива в пользу иранцев.

 «Холодная война» между двумя странами шла, по меньшей мере, последние тридцать лет.

 Она велась, прежде всего, за влияние. Говорить о том, что шииты вроде бы поддерживали Тегеран, а сунниты — Эр-Рияд, было бы примитивным упрощением. Все намного сложнее и запутаннее. В разных странах региона проходили конфликты, в которых оба государства незримо присутствовали, поддерживая одну из противостоящих сторон. Но открытых столкновений непосредственно между саудовцами и иранцами, причем на их территориях, до сих пор не происходило.

Апогеем обострения отношений стала недавняя казнь в Саудовской Аравии 47 человек, обвиненных в терроризме. Среди казненных был влиятельный шиитский проповедник Нимр ан-Нимр. В шиитском Иране, как, вероятно, и ожидалось, эта весть вызвала бурю возмущения. Последовали погромы посольства Саудовской Аравии в Тегеране, генконсульства королевства в городе Мешхед.

В своем интервью немецкой газете «Бильд» Владимир Путин, говоря о казни в Саудовской Аравии шиитского проповедника, подчеркнул, что он «не боролся с оружием в руках против Саудовской Аравии», но нападение на саудовское посольство президент России назвал абсолютно неприемлемым в современном мире событием.

В Эр-Рияде незамедлительно заявили о разрыве дипломатических отношений с иранцами. Примеру саудовцев последовали их союзники — Бахрейн, Судан, Сомали и Джибути. ОАЭ и Катар понизили уровень дипломатических отношений с Тегераном, а Кувейт и Коморские острова объявили об отзыве из Ирана своих послов.

В первые дни января ситуация развивалась стремительно — и в худшую сторону. Из столицы Йемена Саны пришло сообщение об авиаударе саудовцев по зданию иранского посольства и нескольких пострадавших сотрудниках охраны. После этого многие принялись делать далеко идущие мрачные прогнозы — вплоть до вероятности начала военных действий между двумя государствами. Стали рассуждать о возможных морских боях в Персидском заливе, о возможных затруднениях судоходства в Ормузском проливе, через который проходит более 17 миллионов баррелей нефти в сутки. И так далее, фантазии пределов не имели.

Однако — стучу по дереву! — до открытых военных столкновений между двумя государствами дело не дошло.

 Как уверяют сегодня многие ведущие эксперты–ближневосточники из разных стран, «горячей» войны не будет. При этом пессимисты добавляют всего одно слово: «Пока».

 Потому что ситуация развивается, и точно назвать возможные негативные последствия противостояния никто не рискнет. Вероятно, главное из них – влияние «дипломатического конфликта» на затяжной кризис в Сирии, на возможное прекращение кровопролитной войны в этой стране и перспективы налаживания диалога между противоборствующими силами.

Прежде всего, речь, конечно же, идет о намеченном на 25 января в Женеве новом раунде межсирийских переговоров. Ведь, как Саудовская Аравия, так и Иран не скрывают своих интересов в Сирии. Оба государства поддерживают в конфликте стороны, почти постоянно противостоящие друг другу на поле боя.

Ирану, например, близки режим Башара Асада и поддержавшие его с оружием в руках отряды шиитской ливанской группировки «Хезболла». Саудовская Аравия, как и ее союзники из Персидского залива, напротив, сделали ставку на противников Башара Асада. Официально — это так называемая «умеренная оппозиция» в лице «Сирийской свободной армии» и ряд примыкающих к ней группировок. В действительности круг сил, которые поддерживает Эр-Рияд в Сирии, намного шире. За исключением группировки «Исламское государство»: официально никто в регионе ее не поддерживает. Официально…

Как известно, есть немало данных о том, что бомбардировки российской авиацией нефтяных караванов «Исламского государства» вызывают серьезное раздражение у определенных сил в Турции, в той же Саудовской Аравии, как, впрочем, и в ряде других монархий Персидского залива. «Большие игроки» делают на сирийской нефти неплохие деньги. И режим Башара Асада этому явно мешает.

До недавнего времени ситуация в Сирии складывалась явно не в пользу Дамаска, многие аналитики – без гадания на кофейной гуще – называли дату падения режима Башара Асада. Все изменилось с появлением авиации российских ВКС, наносящей точечные удары по базам террористов. Это позволило сирийской армии одержать ряд побед над отрядами «Исламского государства» и других террористических группировок, позиции Дамаска укрепились. А вместе с ними – и позиции Тегерана в Сирии. Находящиеся под покровительством Ирана отряды «Хезболлы» также провели ряд успешных операций, заняли выгодные позиции и готовятся к масштабному наступлению в начале весны.

 Эти перемены в ситуации Эр-Рияд воспринял крайне негативно. Во-первых, саудовцы уже были почти уверены в скором падении режима Башара Асада. А, во-вторых, их очень нервирует сама возможность укрепления Ирана.

 

Например, перспектива его реального участия в сирийском урегулировании, в женевском мирном процессе. Эр-Рияд делает все для того, чтобы вытеснить Тегеран из переговорного процесса по Сирии. Саудиты всеми силами стремятся отстранить иранцев от возможности участия в работе по выработке формулы будущего урегулирования. В Эр-Рияде хотели бы писать этот сценарий, исходя только из собственных интересов. Главная задача Саудовской Аравии сегодня – спровоцировать повстанцев на отказ от любых переговоров с Башаром Асадом, от любого компромисса с Дамаском. Как это было еще относительно недавно.

Таким образом, новость о казни шиитского проповедника именно сейчас, в преддверии очередного раунда переговоров, поступила не случайно. Саудовцы попытались спровоцировать иранских шиитов на активные действия протеста, понимая, что акции вроде погрома дипломатических миссий вряд ли найдут оправдание в мире. Провокация удалась. Еще одна удавшаяся провокация – акции протеста шиитов в самой Саудовской Аравии и соседнем Бахрейне. Эр-Рияд сразу же поднял вопрос о вмешательстве Ирана во внутренние дела аравийских монархий. То есть, апеллируют саудовцы к мировой общественности, смотрите, что вытворяют иранцы! Ну, чем не страна-изгой? Почему с нее сняли санкции? Даже когда отказ от ядерной программы Ираном зафиксирован, и санкции все-таки сняты, в Эр-Рияде все равно всячески пытаются демонизировать Тегеран. Хотя бы притормозить его возвращение в мировое сообщество на правах равноправного партнера.

Все это и объясняет обострение отношений с Тегераном: Эр-Рияд намерен сделать максимум, чтобы его не посадили за стол переговоров.

Воздержусь от прогнозов, чересчур много непредсказуемого в нынешнем конфликте. Амбиции сторон сильно играют. Пока что стороны остановились. За шаг от войны – и на фоне продолжающихся военных действий в Сирии.

 

Андрей Правов

Источник: stoletie.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники