120 лет назад, 28 декабря 1895 года в «Гран-кафе» на бульваре Капуцинок в Париже братья Люмьеры устроили киносеанс. Он оброс мифами и стал легендарным в высшей степени: дату в календаре заштриховали красным, назначив Международным днем кино.

Симптоматично, что праздником стал не момент получения Луи и Огюстом патента №245032 на изобретенный ими «аппарат для получения и рассматривания хронофотографических снимков — синематограф», который снимал, печатал позитивы и работал как проектор (13 февраля 1895 года); не первая публичная демонстрация движущихся изображений (22 марта 1895) — а начало регулярных показов за деньги.

Зрелище воспринималось ярмарочным развлечением и несильным бизнесом. Не догадывались, что оно довольно быстро превратится в искусство, иной раз божественное.

А через сто лет станет «второй природой». Стихией, пусть рукотворной. От мира кино теперь не скрыться, оно заставляет платить, делает человека счастливым или несчастным, провоцирует невероятные поступки и рутинные, уже неосознаваемые действия.

На дворе цифровая эра, постиндустриальное общество сменяется информационным. Запечатлеть, продемонстрировать и увидеть движущееся изображение ничего не стоит и доступно каждому.

Миллионы людей, поддерживаемые корпорациями и жаждой славы, считают себя режиссерами. Законы и понятия собственно кино девальвируются, оно подменяется аттракционом, с одной стороны, и самодеятельностью, хоум-видео, с другой…

Понятно, что я сейчас сваливаю в кучу множество явлений и процессов, которые раскладывают по правильным тарелочкам культурологи, киноведы и прочие спецы. Вытащим из кастрюли совсем горячее: человечество осознало, что произведения киноискусства, такого молодого, требуют реставрации, защиты и сохранности.

А еще — ширится музейный бум. Люди хотят видеть старые картины и старые кинокартины тоже.

Без Эйзенштейна и Тарковского нельзя

В Петербурге прошел четвертый Культурный форум. Мероприятие сродни партхозактиву. Самые крутые в культуре и искусстве люди вынуждены участвовать: слушать дежурные заявления Первого лица РФ (так было написано в расписании событий, отчего не сказать: президент?), речи министра культуры, который понятно в какой степени уважаем, отбывать номера «правительственного» концерта.

Но деятельные люди умеют использовать навязанную игру и сопутствующие ей средства. Поскольку Культурный форум отмечал 70-летие ЮНЕСКО, придумали конференцию «Кино на большом экране. Реставрация и развитие» и как ее часть — презентацию списка отечественных фильмов для включения в программу ЮНЕСКО «Память мира».

Главным, по нынешнему словцу, спикером презентации стал знаменитый голландский режиссер, настоящий адепт российского кино Йос Стеллинг. Вот пунктир его речи.

Первые киноархивы возникли только в 30-е годы ХХ века. Слишком поздно осознали, что лучшие фильмы необходимо беречь и хранить для передачи их следующим поколениям. Многие шедевры прошлого сгинули безвозвратно. Фильмы гибли по политическим причинам, а также в войнах и катастрофах. Утрачены тысячи картин немой эпохи (уничтожались с приходом звука за ненадобностью, позже расправлялись с горючей пленкой из-за опасности возгораний — авт.). Масштаб потерь в раннем кино сопоставим с древней литературой и древней живописью.

ЮНЕСКО в 1980 году приняла «Рекомендации по защите и сохранению движущихся изображений». Впервые кино и другие аудиовизуальные произведения были признаны подлежащими сохранению — значимыми элементами культуры, как тексты или картины.

В 1992 году ЮНЕСКО учредило программу «Память мира». В ней документы, архивы, собрания или отдельные произведения, представляющие культуру, в которой рождены, но настолько сильные, что выплескиваются за границы национальных культур, государств и эпох.

В основном списке «Памяти мира» числится несколько самых важных в истории кино произведений — во главе с фильмами братьев Люмьер. К 100-летию кино в 1995 году в рамках «Памяти мира» была создана программа национального кинематографического наследия: ЮНЕСКО предложила киноархивам стран-участниц организации составить список из 15 главных для своей культуры фильмов.

Таким образом, с 1995 года существует реестр охраняемых кинопроизведений из 49 стран. Россия по никому не известным причинам 20 лет назад эту историю проигнорировала. Нынче, в год 120-летия кино, киноведческий журнал «Сеанс» и Госфильмофонд России составили перечень отечественных фильмов для внесения в «реестр славы».

Завершая свою речь, Йос Стеллинг обратился к представителю ЮНЕСКО Бояну Радойкову: «Для меня, голландского режиссера, большая честь от имени своих российских коллег просить вас сделать исключение и позволить советскому наследию — фильмам Эйзенштейна и Тарковского, чье влияние на мировой кинематограф и на мировую культуру неоспоримо, быть включенными в программу «Память мира», пусть с 20-летним опозданием».

Наш «поезд» застрял…

Журнал — точнее, давно холдинг — «Сеанс» действовал естественным методом опроса экспертов. В первом туре каждый из дюжины критиков назвал полсотни достойных увековечивания фильмов, во втором профи кино выбирали из них по десятку названий. Итоговый список в целом абсолютно предсказуем, что есть гарантия его верности.

Вот он: «Андрей Рублев» Тарковского, «Мой друг Иван Лапшин» Германа, «Летят журавли» Калатозова, «Зеркало» Тарковского, «Иван Грозный» Эйзенштейна, «Жил певчий дрозд» Иоселиани, «Окраина» Барнета, «Двадцать дней без войны» Германа, «Начало» Панфилова, «Застава Ильича» Хуциева, «Броненосец «Потемкин» Эйзенштейна, «Астенический синдром» Муратовой, «Неоконченная пьеса для механического пианино» Михалкова, «Судьба человека» Бондарчука, «Баллада о солдате» Чухрая.

Господин Радойков в ответной речи сказал, что лишь в минувшем ноябре на генеральной конференции ЮНЕСКО 195 государств согласились сохранять и аудиовизуальные произведения, включая пленку, и созданное в цифровой форме. Цифровое уничтожается быстрее, чем традиционное: средняя жизнь вебсайта — три месяца.

А насчет попадания 15 главных советско-российских фильмов в реестр «Память мира» рекомендовал действовать по регламенту: теперь редакция «Сеанса» займется заявкой и с головой нырнет в процедуру, дело долгое.

Кстати, последние фильмы, которые вошли в реестр «Память мира» в минувшем июле, — это немые ленты Хичкока, созданные с 1925 по 1929 годы. В том числе полнометражный дебют режиссера, «Сад наслаждений». Все они восстановлены усилиями архива Британского института кино, представлены фестивалями, показаны в кинотеатрах. Реставрация шедевров, их хранение и прокат тоже обсуждались нынче в рамках секции «Кино» Культурного форума. Особая большая тема.

Я слушала, как работают, например, сотрудники синематеки в Болонье — и внутренне рыдала от зависти. В России есть, безусловно, Госфильмофонд с его подвижниками-киноведами и фестивалем «Белые столбы», но сравнивать с опытом зарубежных коллег трудно. В полной нерезкости пока и будущее Музея кино, после увольнения Наума Клеймана с директорского поста и ухода его сподвижников.

На невских берегах есть государственная структура «Петербург-кино» и его часть — Фильмофонд. Они хранят, по мере сил реставрируют копии на пленке и показывают в своих зальчиках. Городского Музея кино нет, музей на «Ленфильме» — просто выставка реквизита; судьбой музея погибшего «Леннаучфильма», о котором я рассказывала, городские власти не озаботились. Три года ведется разговор о синематеке. Отличную выставку «Прибытие кино в Россию» в рамках того же Культурного форума открыли на три недели в теснейших комнатках Музея Фаберже.

Вечный удел Левши

«Старые фильмы никогда не умирают, они просто исчезают», — нахожу сейчас абсолютно кинематографическую мысль во вступлении к кинореестру «Памяти мира». И по странной ассоциацией вспоминаю холл кинотеатра, где проходил фестиваль «Послание к человеку». Там каждый день на треноге гордо и скромно возвышался желтый деревянный ящичек, который — стоило подойти и рассмотреть — оказывался точнейшей копией люмьеровского «синематографа». Работающую модель киноаппарата 1895 года воссоздал Василий Федорович Шеховцов, энтузиаст, бывший военный инженер.

Он охотно всем показывал объектив, лентопротяжный механизм, каждую детальку и калькуляцию затрат в 16260 рублей. Говорит, что в стране нет подобной камеры. Предлагал свое изделие разным музеям и киновузам. Дальше восторгов дело не пошло.

Ольга Шервуд

Источник: bbc.com

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники