После интервью с фразой «Просто мы сильнее… Всех. Потому что мы правы. Сила — в правде. Когда русский человек чувствует правоту, он непобедим», данного Владимиром Путиным обозревателю ТАСС, про знаменитый монолог из фильма «Брат 2» не вспомнил только ленивый.

«Вот скажи мне, американец, — в чём сила? Разве в деньгах? Вот и брат говорит, что в деньгах. У тебя много денег, и чего? Я вот думаю, что сила в правде. У кого правда — тот и сильней. Вот ты обманул кого-то, денег нажил, и чего, ты сильней стал? Нет — не стал! Потому что правды за тобой нет! А тот, кого обманул, за ним правда. Значит, он сильней. Да?!»

После означенной речи в фильме раздаётся приятно ласкающий русское ухо утвердительный писк американского миллионера, а потом главный герой переходит к конкретике, вытекающей из предварительного философствования: «Дмитрий Громов мани. Быстро».

Бисмарку приписывают фразу «Не надейтесь, что, единожды воспользовавшись слабостью русских, вы будете получать дивиденды вечно. Русские всегда приходят за своими деньгами. И когда они придут — не надейтесь на подписанные вами иезуитские соглашения, якобы вас оправдывающие. Они не стоят той бумаги, на которой написаны. Поэтому с русскими стоит или играть честно, или вообще не играть».

Всё это очень приятно. Приятно видеть российского президента, примеряющего на себя роль Данилы Багрова. Очень надеюсь, что эту роль Владимир Путин сумеет сыграть достойно.

Однако при всех положительных эмоциях и надеждах остались вопросы. И суть всех этих вопросов одна: что такое — наша правда? В чём она сейчас?

Приведённая выше цитата из фильма — это парафраз другого изречения, гораздо более древнего: «Не в силе Бог, а в правде». Так что получается, что когда Данила говорит: «сила в правде», он отождествляет силу и Бога. Сила в правде потому, что в правде — Бог. Бог в различных местах Писания именуется «Истиной» и «Солнцем Правды».

Правда — это истинное (не ложное) утверждение.

Раньше «правдами» назывались первые сборники законов. В истории права они носят название «варварские правды». Науке известны такие памятники права, как «Салическая правда», «Правда Адальберта», «Правда Этельстана», Вестготская и так далее. И, конечно же, все мы помним о русских юридических памятниках — «Правде Ярослава», «Правде Ярославичей».

Таким образом, правда — это не только истинное утверждение. Правда — это утверждение истинного, то есть должного порядка вещей. Правда — это представление народа о порядке, о справедливости, а следовательно, о добре и зле. Именно поэтому в русском языке слова «праведность» и «правда» — однокоренные слова.

Русские Правды Ярослава и его потомков не сильно отличались от прочих «варварских правд». Разве что они были значительно менее жестоки в наказаниях и сословном разделении.

Но сейчас ситуация совершенно иная. Русская правда разделила пополам весь мир. В одних странах Россию приветствуют, ею восхищаются, за ней идут, в других же — активно проклинают.

Мир находится в состоянии глобального противостояния, и Россия с её пониманием добра и зла находится в самом центре этого противостояния.

Что надо предметно писать о «Русской правде Двадцать Первого века», говорили давно. А начинают только сейчас и только по причине резкой необходимости. Просто выяснилось, что недосформулированность наших ценностей и целей порождает огромное поле для спекуляций вот такого рода:

Профессор МПГУ Елена Галкина: У проекта «Новороссия» нет утопии, подобной коммунизму, фашизму или исламизму. Нет никакого светлого будущего. Единственная его цель, как видят её сами террористы, — насильственное присоединение части или всей Украины к тёмному настоящему России, которое лубянские пропагандисты лукаво окрестили русским миром. Отныне любая земля, где живёт русскоязычное население, может быть принуждена к русскому миру с его диктатурой чекистской олигархии, неофеодализмом, тотальной несправедливостью и культом жестокой силы.

Сила в правде — прежде всего потому, что правда как представление о справедливости, добре и зле объединяет людей в общество. Именно она создаёт цивилизацию — систему сохранения, воспроизводства и развития культуры.

Цивилизация должна развивать культуру так, чтобы обеспечивалось главное условие — историческое восхождение человечества. Цивилизация, которая направлена на консервацию процесса исторического восхождения человечества или же в своих интересах осуществляет опускание человечества обратно в дикость, проводит в отношении человечества регресс, — это антицивилизация.

Это преступное сообщество.

У общества естественный враг — люди и сообщества, противопоставляющие свои интересы его интересам. Преступники и преступные группы. Они также создают и воспроизводят свою культуру, которую в русском языке сейчас называют «блатной». Для неё характерны инфантильность, нарциссизм, презрение к труду и порядку, деление людей на вольных, хищных себя и покорных других. Такое разделение выводит «травоядных» из сферы морали и оправдывает любые поступки по отношению к ним. Уголовная культура взращивает и оправдывает в носителе чувство собственной исключительности, которая даёт ему право на насилие, на присваивание плодов чужого труда, на пренебрежение справедливостью. Его интересы становятся в иерархии ценностей на главное место.

Если такая культура начинает продуцироваться на государственном уровне, то, скорее всего, перед нами государство-преступник, государство-хищник. Полагаю, что экспериментальное подтверждение этой теории в истории человечества мы найдём легко.

И так же легко обнаружим, что все государства, начавшие продуцировать такую идеологию, — гибли и притом весьма страшно.

Полагаю, что причина в том, что история, законы исторического развития не терпят государств, противопоставляющих себя истории, становящихся на пути у развития человечества.

Правда — это всегда состояние восхождения.

Пока все показывают на путинское интервью ТАСС и вспоминают «Брат 2», я хотел бы вспомнить одно интересное замечание, сделанное президентом США Бараком Обамой. Барак Обама не так давно заявил, что Россия занимает неправильную сторону истории.

Заявление весьма категоричное и ко многому обязывающее.
И что же у нас с историей?
Это забавно, но США сейчас по полной схеме закладывает собственная «фабрика грёз».
Прямо сейчас бокс-офис рвёт, как Тузик грелку, очередной, уже третий по счёту, фильм франшизы «Голодные Игры».

Мир франшизы достаточно любопытен для нас. В нём есть Капитолий — VIP-район, в котором живёт элита, которая жрёт в три горла, пьёт лекарство, чтобы вырвало и можно было снова жрать, ходит в ярких шмотках от кутюр, с дебильными причёсками. Одним словом — успешные менеджеры, юристы и стартаперы, построившие экономику услуг и инноваций. Эффективные баловни Невидимой Руки. А ещё есть «дистрикты». В них живёт рабочий класс, который добывает уголь, уран, работает в поте лица и живёт впроголодь вдалеке от лекарств, гламура и образования. Раз в год из каждого дистрикта забирают одного юношу и одну девушку для участия в «Голодных Играх» — фактически гладиаторских состязаниях, проводимых в память об имевшем место когда-то восстании дистриктов. Проще говоря, это человеческая дань — проявление власти и устрашение.

У меня вопрос: а чем описанная ситуация принципиально отличается от ныне существующей?

Чем, например, то, что сейчас происходит на Украине, а ранее в Югославии, Сирии и Ливии, отличается от «Голодных Игр», где одни бедняки убивают других на потеху и ради выгоды жрущих, как не в себя, педиков во всех смыслах, живущих в экономике инноваций?

Кстати, об экономике инноваций. Поклонение либеральной тусовки этой самой экономике инноваций может иметь только два объяснения — дремучее непонимание её сути или вполне искреннее поклонение перед успешным преступником. Потому что «экономика инноваций» заключается в том, что одна страна с помощью военной силы, политического давления и других средств заставляет другую страну быть для неё рабочим классом, выносит социальное угнетение за свои границы. При этом страна-паразит оставляет себе две стадии производства с самой высокой добавленной стоимостью — маркетинг и разработку, оставляя весь тяжёлый труд с низкой добавочной стоимостью стране-донору. Эта модель неустойчива, как и любая другая модель, построенная на дисбалансе, и должна постоянно расти либо вширь — подчиняя себе всё больше и больше стран-доноров добавленной стоимости, либо вглубь — всё ухудшая положение этих стран и усиливая их эксплуатацию.

В данной модели США и Европа занимают место Капитолия. А Капитолию противостоят страны-пролетарии, возглавляемые прежде всего ТС и БРИКС.

В этом и есть актуальная международная часть нынешней Русской правды.

Нынешний кризис в международной политике, в экономике — это кризис именно этой паскудной модели, вызванный тем, что страны-пролетарии не готовы жертвовать собой и далее и более для поддержания уровня потребления в странах-присваивателях.

В 2010 году в рамках G20 было принято решение о реформе центрального мирового финансового института — Международного Валютного Фонда, чтобы уменьшить дисбаланс доходов, но в 2014 году на саммите в Брисбене Владимир Путин был вынужден произнести следующее:

«Конгресс США заблокировал это решение, и всё. И переговорщики, наши партнёры, говорят: ну, мы бы рады, мы же подписали, мы приняли это решение, но Конгресс не пропускает. Вот вам и все решения. Но, тем не менее, сам факт того, что такое решение было сформулировано, и все участники международной жизни в рамках «двадцатки» посчитали, что это правильно, и справедливо, и соответствует сегодняшним реалиям, это уже определённым образом настраивает международное общественное мнение и мозги экспертов, и с этим приходится считаться.
И уже тот факт, что Конгресс США отказался принять этот закон, говорит о том, что именно США выбиваются из общего контекста решения стоящих перед мировым сообществом проблем. Об этом только никто не вспоминает. Спекулируя на своей монополии в мировых средствах массовой информации, эту информацию заглушают, её уже вроде нет. Понимаете, все говорят о каких-то текущих проблемах, в том числе с санкциями, с Россией, а на самом деле в глобальном плане вот в данном случае США не выполняют. Это фундаментальная, кстати говоря, вещь. Но она не выполняется».

Это можно перевести как «Рашен мани. Быстро». И в данном случае Россия — лидер стран, предъявляющих старому мировому порядку ультиматум.

Речи Путина на международных экономических саммитах по своему смыслу являются калькой с монолога Данилы из любимого нами кино: «Вот ты обманул кого-то, денег нажил, и чего, ты сильней стал? Нет — не стал. Потому что правды за тобой нет».

На таком мощном фоне может показаться, что остальные разногласия между Россией и Западом — по вопросам секс-меньшинств, религии, эвтаназии, легализации наркотиков и прочего — это всего лишь идеологические рюшечки.

Но это не так.

Если внимательно присмотреться, то становится видно, что разница в отношении к правам человека, их прочтении у России и Запада происходит из разницы понимании человека как такового и его роли в обществе и Вселенной.

Западный человек — это успешный потребитель, права которого обеспечивают ему наиболее полное, наиболее качественное потребление. Всего. Включая, естественно, и себе подобных в виде рабов, проституток, источников органов, даже пищи. Западная толерантность — это производная от целей потребления. Нетолерантность к предмету потребления затрудняет его потребление.

Человек России, Китая, Бразилии — это прежде всего труженик, который должен создавать, добывать, обрабатывать, придумывать. Ему нужны другие права. Право на развитие — образование, медицину, работу, жильё, семью и так далее. Право на продукты собственного труда и право на достойное вознаграждение труда. И этот труд должен быть осмыслен — он должен обеспечивать историческое восхождение человечества.

Все эти права приходится отстаивать в борьбе с миром потребления. Тут неуместна толерантность. Здесь вместо неё требуется товарищество.

Это не рюшечки. Это принципиально противоположные ответы на крайние вопросы.

С нашей, русской точки зрения, у истории, человечества и каждого отдельного человека есть смысл. А следовательно, попытка ограничить чьё-либо развитие, купировать чью-либо биографию в личных интересах — преступление. Присвоение какой-либо страной ресурсов, необходимых для развития человечества, присвоение человеком ресурсов, необходимых для развития другого человека, — преступление.

Предпочтение роскоши развитию — регрессивное поведение. Преступление. Настоящее развитие — есть развитие человека. Развитие «неограниченного и разнообразного» потребления — есть подделка.

Вожди-обыватели Запада, ослеплённые успешным потреблением последних пары десятков лет, возгордились и полагают себя вершиной исторического процесса. Они не замечают, что им для сохранения нынешнего положения дел приходится из года в год всё больше и больше тратить сил на борьбу с объективными историческими процессами. Они не замечают, что борются с историей. Они не замечают, то борются против всего человечества.

Человечество восстало против них, и они наказывают его — в Ливии, Сирии, на Украине.

Для того, чтобы называть всё, что они делают, добром, им приходится приспосабливать свою культуру, вводить в неё новые идиологемы и убирать некоторые старые.

Не так давно Обаме пришлось указать миру на то, что американцы — исключительная нация. А в Европе всё больше приобретает популярность теория о «традиционных европейских ценностях» — уважение к правам человека, демократии и прочим, полностью противоположных традициям азиатским. Достигается это методом наивного детского забывания прошлого. Пусть даже и совсем недавнего.

Как мне кажется, всё это вполне исчерпывающе демонстрирует, кто тут не на той стороне истории.

Фраза Путина о том, что «мы самые сильные, потому что за нами правда», безусловно, внушает некоторый оптимизм. Однако не стоит воспарять.

В Сети гуляет отличное стихотворение на эту тему:

мы так сильны что становиться
сильнее некуда уже
и всё что нас не убивает
не убивает нас и всё

Переустройство мира, слом регрессивного порядка, переводящего ресурсы развития человечества в собственное элитное потребление, требуют огромных сил. Россия в настоящем своём состоянии справиться с такой задачей не сможет. Нам нужно стать намного, намного сильнее. На порядки.

Но правда — это та опора, с помощью которой можно перевернуть мир. Без этой точки опоры любая мощь — военная, интеллектуальная, экономическая — обречена на жалкое барахтание в невесомости.

И если уж сила в правде, то нашей стране и внутренне придётся стать правдивее.
Значительно правдивее, чем сейчас.

Роман Носиков

Источник: odnako.org

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники