Слова, вынесенные в заголовок этой статьи, принадлежат не украинскому государственному деятелю, как можно подумать, прочитав их. И не украинскому блоггеру, ненавидящему все русское и поэтому пишущему свои посты и комментарии исключительно на русском языке. И даже не советнику президента Украины Юрию Бирюкову, который так искрометно сравнил россиян с тараканами, а себя, по-видимому, с карающим тапком.

Автор этого высказывания — секретарь Государственного Совета при президенте России, человек, непосредственно причастный к организации Беловежского совещания, по итогам которого был «распущен» СССР Геннадий Бурбулис. Сказано процитированное было, как легко догадаться, через несколько лет после его отставки, где-то в начале 2000-ых годов, когда одно периферийное российское СМИ, по-видимому, не зная, чем ему заполнить эфирное время, обнародовало интервью с сим персонажем.

Отставной политик очень чётко расставил приоритеты: ненависть ничто, забвение ужасно. Примерно ту же систему ценностей, как мне кажется, демонстрируют сейчас освидомлённые персонажи украинской политики и бомонда. В глубине души они понимают — что бы не выкаблучивала их страна, интерес к Украине падает стремительным домкратом. И, что особенно ужасно, подобная отрицательная динамика внимания наблюдается не только среди европейцев, но и — кто бы мог подумать! — среди россиян. Поэтому всё сложнее становится обходиться более ли менее политкорректными, хотя и ядовитыми шпильками. Некоторые любят погорячее — и вот на белый свет появляются инсценировки казни русского летчика и посты Юрия Бирюкова о тараканах и тапках.

Не берусь судить о реакции всех россиян на подобные эскапады, но лично у меня они не вызвали особо негативных эмоций. Не потому, что я считаю их приемлемыми, а… потому что, собственно говоря, ничего другого от тех, кто разыгрывает эти пьески или постит эти комментарии, и не ожидаю. Ненависть, гнев, желание наказать — все эти эмоции возникают, когда ты ждешь от человека (нации, народа, страны) одного, а получаешь совсем другое. Когда ты, к примеру, уверен, что перед тобой брат, пусть и заблудший, а слышишь от него — москаляку на гиляку, смерть русне и все такое прочее. И когда свои слова он подкрепляет вполне конкретными действиями, пусть не по отношению к тебе, но по отношению к тем, кто так похож на тебя…

Но шок, вызванный подобным преображением, преходящ. Под его воздействием формируется новое отношение и новое восприятие. И пробудить прежние чувства ни Бирюков, ни устроители позорного зрелища в одном из киевских кафе не в состоянии. Ненависть — очень сильное чувство, недаром ее называют оборотной стороной любви, она требует, во-первых, достойного объекта, а во-вторых, эмоционального накала. Нельзя ненавидеть злых бездарных клоунов, которых, к тому же, не идентифицируешь как родню, даже если они говорят на одном с тобой языке и носят сто раз русские фамилии.

Вот как-то так… Произошедшее — срез, по которому можно судить насколько далеко на деле разошлись пути России и Украины, или, во всяком случае, одной из ее частей, которую мы называем освидомленной. Но не мешало бы этой части помнить, что русские обычно не шутят по поводу казни — они ее применяют, когда понимают неисправимость некоторых представителей рода человеческого. И, как говорится, да будет это уроком…

 

Анастасия Скогорева

Источник: iarex.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники