Принято считать, что Британские острова – естественная крепость, и успешным было только одно вторжение в Англию, в 1066 году, когда на берега Альбиона высадились рыцари Вильгельма Завоевателя. Однако было в истории Британии и ещё одно вторжение, осуществлённое тоже Вильгельмом, только другим, Оранским.

Было это в 1688 году, но кое в чём эти дела и сейчас актуальны…

Началось всё, как в сказке: было у короля Карла I Стюарта два сына – Карл и Яков (то бишь Чарльз и Джеймс)… Первый был веселым шалопаем, а второй – юношей толковым, но чересчур идейным. А дальше сказка пошла известно как: в Англии приключилась буржуазная революция, королю Карлу в 1648 году отрубили голову, а братья-королевичи остались не у дел.

 Старший брат остался пить-гулять в протестантской Голландии, а меньшой отправился воевать за королей-католиков – сперва во Франции, а потом в Испании.

 Однако фортуна переменчива, и в 1660 году в Англии произошла Реставрация, старший брат-шалопай стал королём Карлом II, а младший – лордом Адмиралтейства (и неплохим, кстати, лордом; английский флот при нем начал набирать силу).

 И всё бы было ничего, если бы только «адмирал Джеймс» не был одержим воспоминаниями о временах революции и их «теоретическим осмыслением». А теория наклёвывалась сама собой: все напасти происходят от того, что англичане еще в XVI веке отреклись от истинной католической веры, и надо бы её того… восстановить. Не сразу, конечно, но последовательно и неуклонно.

 Именно эту последовательность «адмирал Джеймс» и проявлял. Сначала в том, что женился вторым браком на католичке, затем сам перешёл в католичество и окружил себя фаворитами-католиками…

 А потом и старший брат, «весёлый король Карл II» в 1685 году преставился; теоретик Джеймс сам стал королём. И продолжил свою линию на восстановление католичества: и в офицеры, и в придворные продвигались прежде всего единоверцы монарха. В стране, разумеется, вспыхивали мятежи, но их «король Джеймс» давил беспощадно. А когда англиканские епископы попытались осторожно возразить против такой политики, Яков II просто отправил их в тюрьму «за государственную измену».

 Добрые подданные его величества от этих королевских чудачеств скрипели зубами, но терпели, поскольку знали, что королю уже сильно за 50, а от первого брака у него дочка, у которой мужем штатгальтер Голландии Вильгельм Оранский… В общем, если потерпеть, то всё, глядишь, со временем и само образуется.

 А тут вдруг радостная новость: у королевы-католички родился наследник. Будет кому продолжить папину политику.

 Вот тут-то все и началось… Узнав о такой перспективе, представители английских элит зачастили в Голландию ко двору Вильгельма с призывами: «Приди и воладей нами!»

 Пикантность ситуации состояла в том, что Англия и Голландия то и дело воевали из-за господства на морских путях и в колониях. Началось это выяснение отношений во время правления Кромвеля, да так потом и продолжалось. А тут вдруг главу враждебного государства – и на престол…

 Однако Вильгельм Оранский решился. Собрал большой флот и отплыл к берегам Англии. Плыл долго, высадился на берег в Девоншире, на юго-западной оконечности Британии. И вот этот-то десант 15 ноября 1688 года и оказался тем самым, «вторым успешным». Причем, успех определялся именно военной составляющей. Вместе с Вильгельмом на берег сошли 40 тысяч пехотинцев и 5 тысяч всадников (для сравнения: испанская Непобедимая армада столетием раньше должна была доставить в Англию десант вдвое меньший).

 Столкнувшись с такой силой, английские генералы не стали оказывать сопротивления, а перебежали на сторону Вильгельма Оранского, так что его продвижение к Лондону оказалось почти бескровным и 11 декабря отряды «оранжистов» вошли в столицу. Незадачливый король Джеймс пытался сбежать, но был пойман и посажен в Тауэр, откуда потом всё-таки удрал во Францию…

 По сути же, в 1688 году произошла самая-самая первая в истории «оранжевая» революция, то есть такая, в которой главную роль играет не народ (хотя и он тоже), а повальное предательство местной элиты. Ну, и ещё иностранная интервенция.

 Романтик «король Джеймс» свою участь вполне заслужил, и его свержение, по большому счету, пошло Англии на пользу. Но всё-таки свергать законного государя при помощи штыков враждебного государства… как-то не комильфо. Однако англичан это не смущает: события 1688 года они называют не иначе, как «славной революцией».

 Это, между прочим, поучительно. Если уж вмешиваться в чужие внутренние дела, то с размахом и с сознанием собственной правоты. Тогда, глядишь, жертвы интервенции ещё и спасибо скажут, и гордиться будут…

 

Григорий Рожнов

Источник: narpolit.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники