Приграничная зона Ставрополья (Ногайская степь) геополитически самая опасная и проблемная зона в России. К такому выводу пришли анонимные эксперты, опубликовавшие недавно аналитический доклад «Гроздья гнева». Корень конфликтов они видят в исторической разности социокультурных укладов двух миров – русского, православного, и мусульманского. Что с этой проблемной зоной делать краевым властям? И в особенности новому обладателю заведомо «расстрельной» должности в правительстве Ставрополья – руководителю комитета по делам национальностей и казачества Александру Писаренко.  

Перетасовки мест слагаемых

Губернатор Владимир Владимиров назначил нового председателя краевого комитета по делам национальностей и казачества. Должность занял Александр Писаренко, бывший зампред комитета. Он сменил на этом посту Юрия Решетняка, который с приставкой «и.о.» руководил ведомством около месяца.

Его предшественник, Александр Якушев, в день своего 60-летия был отстранен от должности по инициативе губернатора. Глава Ставрополья объяснил это тем, что Якушев якобы несет персональную ответственность за инцидент в Минводах.

Напомним, там в ночь с 20 на 21 сентября произошли две массовые драки — в кафе «Евгения», а затем в городской больнице, в результате чего погиб приезжий бизнесмен из Москва Анатолий Ларионов.

Среди участников драки в кафе в районе международного аэропорта был казачий атаман Евгений Смирнов. Зато в числе нападавших на больницу подавляющее большинство были армянами, что сразу дало пищу для разговоров националистического толка.

Владимиров, естественно, списал произошедшее на недоработку в казачьей и межнациональной политике, которой и призван был заниматься комитет, возглавляемый Александром Якушевым. И хотя уйти ему дали «по собственному желанию», губернатор не преминул поведать журналистам про промахи в его работе («Кавказская политика» писала об этом в статьях «Майдан с лампасами» и «Болотная площадь Ставрополья»).

Бывший начальник отделения ФСБ по Нефтекумскому району, Юрий Решетняк, который был заместителем Якушева и после ухода шефа временно возглавил комитет, считается креатурой вице-премьера правительства Юрия Скворцова (в прошлом заместителя начальника краевого управления ФСБ). К слову, комитет по делам национальностей и казачества является единственным ведомством, напрямую подчиненным Скворцову.

Именно поэтому особую пикантность приобрели быстро наводнившие правительство слухи о том, что комитет после ухода Якушева будет расформирован. Его функции планировалось, как было до января 2006 года, разделить между двумя управлениями в структуре аппарата правительства – по региональной политике и по координации деятельности в сфере обеспечения общественной безопасности, законности и правопорядка.

В пользу этой версии говорило и то, что комитет – самый маленький орган исполнительной власти на Ставрополье (всего 17 штатных единиц), и имеющий самое скудное финансирование (141 млн рублей на 2014 год). Однако такая реформа, несмотря на ее очевидность, была отменена, ведь она бы привела к аппаратному проигрышу Юрия Скворцова.

Ситуацию усугубило и то, что сам Решетняк покинул пост, не желая тянуть на себе заведомо «расстрельную» должность. Начались судорожные поиски человека, который мог бы возглавить столь непростое направление, да еще и в условиях скудности сил и средств.

На пост председателя комитета прочили Владимира Вышеславова — он возглавляет отдел по взаимодействию с институтами гражданского общества в аппарате правительства. Его место мог бы занять ведущий специалист Дмитрий Маслюк, продемонстрировавший свою исполнительность во время недавних губернаторских выборов. Однако от такой рокировки отказались.

Ставрополье в «штормовой» зоне

В недавно вышедшем докладе Центра изучения национальных конфликтов (ЦИНК), подготовленном совместно с информагентством «Клуб регионов», «Гроздья гнева-2» анализируется состояние межнациональной сферы в регионах за период весны-осени нынешнего года (о предыдущем докладе «Кавказская политика» писала в статье «Кто делает хиджаб опаснее коррупции»).

Так вот, если в предыдущем докладе Ставрополье было включено в число пяти самых «опасных» территорий (красная зона), то в нынешнем – регион уже опустился на ступеньку ниже, в зону «умеренной опасности» (оранжевую). При этом, правда, эксперты (среди которых, к слову, нет ни одного ставропольского) наиболее проблемной и взрывоопасной в стране называют геополитическую «смычку» Ставрополья и Дагестана – то есть Ногайскую степь. 

Анонимные эксперты говорили об экспансии дагестанского бизнеса в города и села на востоке края, массовой скупке приезжими земельных угодий, навязывании своего социокультурного кода. Вспомнили, в частности, конфликт из-за хиджабов в школе села Кара-Тюбе Нефтекумского района.

Главными факторами межэтнической напряженности авторы доклада называют «неконтролируемую миграцию и этнопреступность… вытеснение русского населения с востока Ставрополья, низкий уровень толерантности, неэффективность казачества как стабилизирующего фактора». В регионе регулярно проявляются hate speech (то есть враждебные этнически мотивированные заявления и молодежный онлайн-экстремизм).

Впрочем, хоть Ставрополье в рейтинге регионов, по версии экспертов ЦИНК, и опустилось на одну ступеньку вниз, вряд ли это серьезное улучшение. Просто межэтническая напряженность перешла из эксплицитной фазы в латентную.

Отток русского населения из восточной зоны не остановлен. И вряд ли это произойдет даже за счет широко разрекламированной программы переселения соотечественников (речь в том числе о переселенцах с Украины). 18 ноября губернатор своим постановлением упразднил временную комиссию по оказанию помощи регионам Украины, а также внес изменения в ранее принятые нормативные акты, касающиеся социальной помощи переселенцам.

Сегодня в крае осталось два пункта временного размещения (ПВР) украинцев – это Свистухинский центр социальной адаптации (Кочубеевский район) и школа №13 в поселке Красный Маныч (Туркменский район). Зато субсидия на их содержания из краевого бюджета выросла – в июле выделили 20,5 млн рублей (оператором является краевое Минсоцзащиты), а в конце октября дополнительно еще 20 миллионов.

Но и период выплаты пособия для ставропольцев, которые приютили в своих домах украинцев, теперь ограничен лишь нынешним годом (прежнее постановление №274-п готовили в такой спешке, что этот лимит «забыли» указать).

Из всего этого эксперты ЦИНК и делают вывод о «неготовности или нежелании чиновников остановить отток коренного населения».

Подмоченная репутация

Эксперты ЦИНК указывают, что социокультурная граница между Ставропольским краем (традиционно русским) и северокавказскими республиками постепенно сдвигается. Именно социокультурный конфликт православной и исламской цивилизации, похоже, авторы доклада и считают главной причиной дестабилизации ситуации.

Причем краевые власти неумно и неумело пытаются сгладить конфликты – в числе примеров можно вспомнить судебные решения о сносе уже построенных мечетей в пригородных к Кисловодску поселках Индустрия и Белореченский, а также минарета мечети в Пятигорске. Они были возведены на частных земельных участках (которые затем их владельцы добровольно передали в дар мусульманской общине), но без разрешений местной администрации.

История с пятигорской мечетью вообще вышла на федеральный уровень после того, как муфтий края Мухаммад Рахимов обратился с открытым письмом к президенту Владимиру Путину, предрекая многотысячные митинги мусульман. В Кисловодске же имам Курман-али Байчоров, выступавший против сноса пригородных мечетей, сейчас под судом по обвинению в хранении наркотиков. Сколь громко силовики заявляют о его виновности, столь же активно защита отстаивает позицию, что имам – жертва политических интриг.

В общем, новому руководителю краевого комитета по делам национальностей и казачества придется несладко. Главная же его задача – чтобы слова, вынесенные в название его ведомства обрели реальный смысл.

Неслучайно эксперты ЦИНК считают, что одним из факторов дестабилизации на Ставрополье является слабость казачества. Из 141 млн рублей, выделенных комитету в нынешнем году, 43 миллиона – это выплаты субсидий казачьим обществам и еще 17 миллионов – это содержание государственного казенного учреждения «Ставропольский краевой казачий центр».

На поддержку казачества средства идут и по другим статьям: есть ведь еще казачье образование, муниципальные казачьи дружины… Хотя атаманство постоянно жалуется на то, что денег остро не хватает.

Именно отсутствие реальных финансовых полномочий стало одной из причин ухода с поста атамана Терского войска Вячеслава Пилипенко. В штабе войска даже отсутствует штат: просто нет денег, чтобы провести какое-то мероприятие, отправить сотрудника в командировку – все делается за счет Ставропольского казачьего округа и краевой целевой программы поддержки казачества.

И это тоже проблема, которую придется решать новому руководителю краевого комитета – привлекать спонсоров, благотворителей, меценатов… Какой же бизнесмен, будь то русский, армянин, лезгин, откажется от того, чтобы профинансировать «дружбу народов». Но для этого нужен четкий план действий, а главное – авторитет краевой власти, добрая репутация надежного партнера и модератора общественной дискуссии. Увы, сегодня этого нет!

Антон Чаблин

Источник: kavpolit.com

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники