Ситуация со студенткой МГУ Варварой Карауловой — типичный случай попытки сдвига Окна Овертона.

В последние годы в нашей публицистике часто к месту и не к месту упоминаются «Окна Овертона».

Теория американского юриста и общественного деятеля Джозефа Овертона в своей основе довольно банальна: политики принимают решения только в очень узком коридоре социально приемлемых принципов. Но саму социальную приемлемость принципов можно смещать, как раздвижное окно.

Сперва нечто нам представляется немыслимым. Но вот о немыслимом начинают говорить, спорить. Находятся несколько живых сторонников немыслимого, оно, через их симпатичные нам личности, из немыслимого становится попросту непринятым и спорным. Споры интенсифицируются, причем запреты часто работают на популяризацию куда больше, чем прямая пропаганда.

И вот уже у некогда немыслимого становится достаточно сторонников, чтобы оно было признано приемлемым и даже нормой. И, в свою очередь, немыслимым становится бывшее нормальное. Когда-то за гомосексуализм сажали в тюрьму, от гомосексуализма лечили – это было нормой, а гомосексуальный брак был немыслим. Теперь такой брак навязывается как норма, и, напротив, лечение, и уж тем более наказание, перекочевывают в область немыслимого. Окно Овертона сдвинулось.

Сейчас на наших глазах мы наблюдаем типичный случай попытки сдвига Окна Овертона, совершающегося во многом по недомыслию или из любви к сенсациям. Речь идет о студентке МГУ Варваре Карауловой, сбежавшей в Турцию и попытавшейся пересечь сирийскую границу и отправиться в ИГИЛ.

Едва ли не всей страной и уж точно всем медиасообществом мы переживали за судьбу этой совершеннолетней и имеющей право ехать куда она хочет, если не нарушает закона, барышни, переживали за её волнующегося отца, встречали едва ли не как рок-звезду в аэропорту, Следственный комитет любезно освободил её от немедленного допроса.

Особенно странно выглядит подобный шум по первому разряду, в условиях, когда наши СМИ, мягко говоря, не торопятся сообщать о новых зверских обстрелах Горловки, о новых женских и детских смертях, о пугающем (отнюдь не карателей) молчании в ответ.

Наша привычная телевизионная говорильня набросилась на случай Карауловой, как на сладкое. Множество серьезных экспертов с умными лицами рассуждают о вербовщиках, наркотиках, заманивании в секту, о том, что лучше на девочку слишком не давить, а понять причины и мотивы её поступков. Одни предлагают ей учебу в традиционном медресе, другие – беседу со священником. Одни словом, картина: «Возвращение блудной дочери». «Такая-сякая сбежала из дворца. Такая-сякая расстроила отца».

Можно понять логику отца или адвокатов, которым выгодно представить Варвару Караулову жертвой и бедной овечкой. Это тем легче, что ничего криминального она пока не совершила. Но зачем нам с вами играть в эту игру? Не понимаю.

Вполне вероятно, что студентки философского факультета МГУ бывают очень наивны, инфантильны и доверчивы, даже если они отличницы. Принцип «подвергай всё сомнению» и «Рассуждение о методе» на нынешних философских факультетах не слишком котируются, сейчас всё больше ударяют по постмодернизму.

Но я рискну предположить, что у современной московской студентки есть интернет. Осмелюсь даже высказать догадку, что, имея аккаунт в социальных сетях, она получала определенный доступ к информационным потокам. И что, если уж она интересовалась арабским языком для присоединения к ИГИЛ, то, наверное, поинтересовалась и самой этой организацией и тем, что пишут о ней в интернете.

Каждому не забаненному в Гугле доступны промо-ролики ИГИЛ, где это сообщество рекомендует само себя. На наших глазах отрезают головы мечами десяткам христиан. Сжигают заживо иорданского пилота. Продают в рабство курдских женщин. Позируют с их отрезанными головами. Разрушают уникальные памятники культуры.

Всё это не клевета, не пропаганда, не постановочные съемки врагов. Это агитматериалы самого «Исламского государства»: «Присоединяйся к нам и будешь тоже резать, сжигать, насиловать и разрушать». Отправиться вступать в ИГИЛ и не ознакомиться с этими роликами попросту невозможно.

А теперь посмотрим на ситуацию без причитаний наших овертонящих СМИ про «сбежавшую принцессу».

Совершеннолетний гражданин Российской Федерации, выехав на территорию сопредельного государства, попытался незаконно пересечь его границу с целью присоединения к банде головорезов, убийц, насильников и вандалов, которая призывает в свои ряды новых членов, чтобы сделать их головорезами, убийцами, насильниками и вандалами. Логично предположить, что совершеннолетний и явно не страдающий слабоумием гражданин РФ решил присоединиться к этой банде не зачем-нибудь еще, а чтобы стать головорезом, убийцей, насильником и вандалом.

Удалась бы карьера Варвары Карауловой в качестве головореза или нет – мы можем только гадать. Возможно, её изнасиловали бы и убили за первым же камнем, возможно, сделали бы полковой семьдесят второй женой, а возможно, направили бы вербовщиком зазывать новых головорезов мужского пола. Но то, что присоединиться к игиловской демонократии (напомню, что ISIS – Исида, это древнеегипетское языческое божество, весьма странное название для мусульман) возможно, только сознательно решив принимать участие в инфернальных жестокостях, – несомненно.

А теперь вопрос: почему человека, решившего стать одним из садистов и убийц, принимают то ли как жертву, то ли как героя, то ли как звезду, но точно не как потенциального преступника, не ставшего актуальным лишь благодаря турецким пограничникам? Мы встречаем как героя того, кто нуждается как минимум в серьезном социальном карантине. Мы подаем пример сотням еще более глуповатых, зато падких до медийной славы барышень: прошвырнись до турецко-сирийской границы и стань звездой.

Благодаря очередным подвижкам в «окнах Овертона» у Зла внезапно появилось человеческое лицо напуганной «студентки-отличницы». И вот уже с этим лицом пытаются наладить диалог. И вот уже достаточно оригинальных людей вам расскажут о том, что «она свободный человек, и никто не должен осуждать её за этот выбор».

На свете есть много разных выборов. Например, можно вступить в батальон «Азов» и расстреливать жилые дома с маленькими детьми. Но тот, кто делает такой выбор, жизни не заслуживает по объективной причине: он сознательно убивает детей. Членство в ИГИЛ является выбором аналогичного свойства – это вступление в банду убийц и должно влечь за собой все те последствия, которые обычно настигают убийц, головорезов и насильников.

По счастью, госпожа Караулова в банду вступить не успела, её удалось перехватить раньше. Ей повезло, и если рецидивов не будет, на старости лет она, возможно, будет рассказывать об этом как о забавном приключении былых времен. Но это везение, строго говоря, не её заслуга, и никакие фанфары при встрече тут не допустимы.

Мне встретилось также мнение, что выбор Карауловой – это «протест против пошлости и обывательщины». Всё может быть. Но только если бежать от пошлости и обывательщины к головорезам, работорговцам, вандалам и садистам, то, может быть, лучше остаться пошляком и обывателем?

ИГИЛ – «Исида» создано теми, кто ни в какого Аллаха не верит – бывшими офицерами разведки Саддама, которые исповедуют что-то вроде неосатанинского культа, а ислам для них лишь ловкая ширма. Сами не будучи глупцами, они ставят не на оболванивание, а на поиск и подбор сообразительных и столь же преданных злу и «интересной движухе» офицеров.

Не случайно, что Караулова оказалась студенткой-отличницей. Не случайно, что петербургский вербовщик ИГИЛ оказался… офицером российского флота. Солдат у них на месте достаточно. Сейчас им следует собрать сеть будущих офицеров из граждан России. И останется забросить пару генералов, чтобы во всех наших парках и подворотнях полыхнуло.

Не знаю, как вы – я чувствую себя на пороховой бочке. Спору нет, в мученической смерти за Христа, которой умерли от рук палачей ИГИЛ уже тысячи христиан по всему Востоку, есть нечто величественное. Мученичество – прямая дорога к Богу, не такая уж плохая дорога. Я лично такой дороги не боюсь.

Но если вы, к примеру, в Бога не верите и в мученики не рветесь, то вам лучше озаботиться, чтобы никакое ИГИЛ у нас не появилось. И для начала перестать пририсовывать Злу милую мордашку и считать едва ли не героиней девушку, которая нуждается в серьезном социальном карантине.

Давайте не будем себя обманывать. ИГИЛ создало себе имидж организации, сущность которой в том, чтобы зажигательно и кроваво совершать то, что при любом раскладе всегда расценивалось людьми как абсолютное зло. И тех, кого они призывают на свою сторону, они призывают именно к соучастию в абсолютном зле. Выбор в пользу этой структуры – это просто выбор Зла. И ничего больше.

Я не призываю травить Варвару Караулову, закидывать ее камнями и яйцами, судить и преследовать. Она не успела сделать ни шага по пути Зла. Но, как мы можем судить, встала на стартовую позицию.

 

Источник: km.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники