Январские события не были случайностью, это была запланированная акция насилия, охватившая все элементы военной тактики: от попыток вовлечь в переговоры, экономического давления до стимулирования волнений, демонизации оппонентов и грубой военной силы.

Сначала были попытки показать, что независимость очень дорого обойдется экономически. Экономическую блокаду Михаил Горбачев применял в 1990 году, она продолжалась с 18 апреля до 2 июля.

Когда это не помогло, Москва решила показать, что не все хотят отделиться, и что есть такие общественные группы, которые хотят остаться под крылом Москвы. Поэтому организовывались митинги промосковских групп. Эту функцию выполняло «Единство» Валерия Иванова и остатки Литовской коммунистической партии под руководством Миколаса Бурокявичюса. Другие литовские коммунисты уже отделились от Москвы.

В январе 1991 года Москва попыталась воспользоваться решением правительства отказаться от регулирования цен на продукты питания. Похожие решения приняли и Эстония и Латвия. Это обусловило рост цен на продукты.

Промосковские группировки должны были спровоцировать возмущение общественности не в отношении Москвы, а в отношении своей власти. «Единство» с коммунистами неудачно штурмовали здание парламента, его удалось защитить, рост цен был быстро остановлен. В это же время началось и запугивание: юношей призывали на службу в советской армии. Квота для Литвы – 9400 молодых людей.

Напугать жителей должна была и военная техника, десантники на улицах. Это должно было сломить волю жителей к сопротивлению, напугать, заставить вернуться домой и тихо ждать, когда закончатся волнения. Когда ничего не помогло, 13 января 1991 года была применена грубая военная сила в Вильнюсе, 20 января – в Риге. Таллинн избежал кровопролития.

Аналитик Центра исследований Восточной Европы, историк Вилюс Иванаускас утверждает, что 13 января отражает большой набор маленьких узелков: в нем – напряженные отношения между Москвой и Вильнюсом, противостояние между Верховным Советом Литвы и правительством, разногласия между отделившимися от Москвы коммунистами и промосковскими силами. Кроме этого, была угроза отделения польского региона.

В 1990 г., когда все страны Балтии провозгласили независимость, в обществе царила неуверенность: все догадывались, что Москва так просто не отпустит Литву, Латвию и Эстонию.

Как пишет в своих воспоминаниях «Освобождение стран Балтии и шведская дипломатия в 1989-1991 г.» шведский дипломат Ларс Петер Фреден, сначала столкновения возникли в латышской Юрмале между патриотами Латвии и промосковскими коммунистами.

«Долгое время казалось, что наиболее вероятная мишень советских репрессий – Рига. Инцидентов с ОМОНом, мистических взрывов, «спонтанных» демонстраций в поддержку Москвы в Латвии было больше, чем в Эстонии и Литве. В Риге дислоцирован штаб Балтийской военной зоны; в зону, кроме двух других балтийских республик, входила и Калининградская область. В столице Латвии проживало много вышедших на пенсию военных, которые, как можно было ожидать, поддержат или будут с удовольствием наблюдать за «обратной контрреволюцией», — пишет Фреден.

Но насилие началось в Литве. Шведский дипломат считает, что это произошло потому, что в Литве произошел раскол между правительством и парламентом – могло казаться, что эта страна – более легкая добыча.

«Да, кремлевское руководство просчитывало такую возможность, что Верховный Совет и правительство, особенно глава правительства, находятся в определенной конфронтации, не могут договориться, и этим можно воспользоваться. Это все закончилось и несчастьями, когда погибли люди», — сказал на пресс-конференции DELFI во вторник Витаутас Ландсбергис, который тогда был фактическим главой государства.

В Литве едва не заняли парламент

ОМОН 1 января занял здание Центрального комитета Литовской коммунистической партии в Вильнюсе и выгнал отделившихся от Москвы коммунистов Альгирдаса Бразаускаса, которые недавно назвали себя Литовской демократической партией труда (ЛДПТ).

3 января в Литве начали нормировать продукты питания. Это было сделано потому, что люди закупали на черный день все подряд: что нужно и что не нужно. Больше всего людей пугали намерения отказаться от регулирования цен на продукты питания. Правительство приняло решение о повышении цен 4 января, но оно вступило в силу с 7 января.

В книге Ландсбергиса «Вина и искупление» указывается, что новые цены были примерно в 3,2 раза выше. Это решение вызывает разногласия до сих пор, так как последователи Ландсбергиса считают, что цель повышения цен без компенсационного механизма была спровоцировать беспорядки в обществе.

Тогдашний премьер Казимира Прунскене говорила, что решение было принято после согласования с правительствами Латвии и Эстонии, и компенсации для жителей были предусмотрены.

8 января «Единство» и остатки коммунистической партии пытались ворваться в здание парламента, но здание защитили. Верховный Совет в тот же день отменил решение правительства о повышении цен, а правительство Прунскене, в котором Бразаускас был вице-премьером, ушло в отставку.

10 января Горбачев обратился к парламенту Литвы с требованием восстановить действие конституции СССР. В Вильнюсе это восприняли как ультиматум. В тот же день премьером Литвы стал Альбертас Шименас.

11 января в всей Литве начались военные маневры, которые должны были напугать Вильнюс. Занят Дворец печати в Вильнюсе, помещения обороны в Алитусе, Шяуляй, Каунасе и Вильнюсе, захвачен Центр ретрансляции телевидения в Неменчине, вильнюсский железнодорожный узел, из Рудамины в Вильнюс приехало около 50 танков, военные машины направились в столицу из Панемуне. Уже поступали сообщения о раненых.

Ландсбергису не удалось поговорить с Горбачевым, так как он «обедал». Люди собрались, чтобы защищать главные правительственные здания в Вильнюсе, телебашню и здание Литовского телевидения.

12 января по Вильнюсу ездил советский военный транспорт, перед полуночью людей неудачно пытались ввести в заблуждение, объявив о том, что власть переходит в руки мистического «Комитета национального спасения».

Ночью десантники захватили Телебашню и здание Литовского телевидения, во время атаки погибли 14 человек, сотни были ранены. Погиб и один советский солдат, застреленный своими в спину.

У телебашни и здания Литовского радио и телевидения действовала Псковская 76-ая десантно-штурмовая дивизия, 107-ая мотострелковая дивизия (дислоцированная в Вильнюсе) и группа КГБ «Альфа». После атаки здания охраняли простые призывники.

Горбачев всегда отрицал, что приказал штурмовать Вильнюс, и уверял, что даже не знал об этом.

Днем 13 января был назначен новый премьер Гедиминас Вагнорюс, так как Шименас просто исчез.

Также было принято решение, что, если власть Литвы больше не сможет функционировать, министр иностранных дел Альгирдас Саударгас должен будет сформировать правительство в эмиграции.

Улучшилась ли ситуация после 13 января? Не очень, так как ожидали новое нападение на Верховный Совет. Поэтому вокруг здания были построены оборонные укрепления, но позднее Ландсбергис сообщил, что достигнуто соглашение с военными, что парламент не будут штурмовать следующей ночью.

После событий в Вильнюсе насилие перенеслось в Ригу, там уже тоже были построены баррикады, старый город был заблокирован автобусами, грузовиками и сельскохозяйственной техникой.

 

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники