КПРФ с большой помпой провела в октябре этого года Пленум ЦК, который уже назвали «историческим». Рассматривали вопрос о положении рабочего класса в России и о задачах КПРФ по усилению влияния в пролетарской среде. На Пленуме в докладе, выступлениях и постановлениях звучало много правильных слов о рабочем классе. Высказывались, казалось бы, уже забытые КПРФ положения о прогрессивной и решающей роли рабочего класса, о признании диктатуры пролетариата, о необходимости развернуть всю работу партии в сторону рабочего движения. И даже об оппортунистичности теорий отказа от классовой борьбы или утраты сегодняшним пролетариатом революционности.

С просьбой прокомментировать работу и итоги этого Пленума корреспондент ТР обратился к Первому секретарю ЦК РКРП Виктору Тюлькину.

Корр.: Ваши общие впечатления.

В.Т.: Марксистски подготовленным людям доказывать оппортунизм КПРФ не надо. А вот широким массам объяснять их метания от парламентаризма как народовластия до диктатуры пролетариата необходимо. Казалось бы, можно только порадоваться: мол, наконец-то товарищи из КПРФ развернулись в сторону рабочего класса, вспомнили о диктатуре пролетариата, решили заняться организацией рабочих профсоюзов, использовать парламентские возможности для развития классовой борьбы и так далее. Тем более, что на Пленуме прозвучало много ленинских высказываний. Однако, как говорил тот же Ильич, в политике на слово верят только дурачки. Как-то не очень верится всем этим высказываниям, правильным словам и призывам. Почему?

Наверное, потому, что те же классики подчёркивали: о политических партиях следует судить не столько по их официальным программам и словам, сколько — по тому, что партия делает в действительности. Если КПРФ действительно прозрела, развернулась лицом к рабочему классу, то логично было бы ожидать, что на этом же Пленуме товарищи разберут свои ошибки, я бы даже сказал — своё игнорирование, то есть предательство, дела рабочего класса в течение двадцати с лишним лет. Тем более, что в докладе Зюганова сделан обширный экскурс в историю, начиная со времён большевиков и заканчивая выборами 14 сентября нынешнего года.

Действительно, надо бы ответить на вопросы: а что же вы, товарищи хорошие, делали все эти двадцать пять лет? Не вы ли выдвигали теорию исчерпанности лимитов на революцию? Не вы ли свели всю свою работу к борьбе за честные выборы в буржуазных условиях и выдвинули программу борьбы за «правительства народного доверия»? Не вы ли отказывались от предложений РКРП выступать на выборах в Госдуму 2011 года совместным блоком и включить в центральный список хотя бы одного лидера рабочих профсоюзов? Отказались от рабочего и вместо него «взяли в депутаты» личного друга Путина генерала ФСБ Черкесова. Не ваша ли партия и фракция в Госдуме выдвинула председателями нижней палаты господ Рыбкина и Селезнёва? Где они сегодня? Добавили авторитета коммунистам? Как удалось вашей партии наплодить столько предателей коммунистической идеи, которые годами сидели в Думе и в губернаторских креслах, и которых поддерживал и рекламировал лично Зюганов: Семигин, Семаго, Подберёзкин, Горячева, Ковалев, Игошин, Драпеко, Ходырев, Шанцев, Ткачёв, Тулеев, Михайлов, Машковцев и так далее им подобные? Зюганов вспомнил, как в 1996 году «семибанкирщина» решила оставить в Кремле больного, спившегося Ельцина, но как-то забыл, что он первым, до объявления результатов поздравил Ельцина с победой.

Нет, о таких вещах товарищи не вспоминали. Они как бы занялись высокой теорией заново. С полной серьёзностью и в основном правильно говорили о том, что парламентская борьба не может принести победы в условиях буржуазного общества, а может быть лишь «подсобным средством» для широкой классовой борьбы во главе с пролетариатом. Спрашивается, они что, первый раз прочитали Ленина? А до этого никогда не раскрывали его работ?

Вряд ли. Но даже если это так, то ведь им о ленинском подходе постоянно напоминали товарищи из РКРП, да и собственные члены КПРФ, которые стояли на марксистских позициях. В том числе не раз приводили слова Ленина: «Мы, конечно, не против насилия; мы над теми, кто относится отрицательно к диктатуре пролетариата, смеемся и говорим, что это глупые люди, не могущие понять, что должна быть либо диктатура пролетариата, либо диктатура буржуазии. Кто говорит иначе — либо идиот, либо политически настолько неграмотен, что его не только на трибуну, но и просто на собрание пускать стыдно».

И еще: «Только негодяи или дурачки могут думать, что пролетариат сначала должен завоевать большинство при голосованиях, производимых под гнетом буржуазии, гнетом наемного рабства, а потом должен завоевывать власть. Это верх тупоумия или лицемерия, это — замена классовой борьбы и революции голосованиями при старом строе, при старой власти».

Напоминали, что главное в ленинизме выражается формулой: «Ограничивать марксизм учением о борьбе классов — значит урезывать марксизм, искажать его, сводить его к тому, что приемлемо для буржуазии. Марксист лишь тот, кто распространяет признание борьбы классов до признания диктатуры пролетариата. В этом самое глубокое отличие марксиста от дюжинного мелкого (да и крупного) буржуа. На этом оселке надо испытывать действительное понимание и признание марксизма».

Вот такие теоретические положения Ленина, являющиеся азбукой марксизма, они что, руководителям КПРФ не были известны? Наверное, были. Поэтому и не верится в сегодняшние заявления Зюганова со товарищи. Почти как по Станиславскому: «Не верю!» Тем более, что лидеры КПРФ говорят о диктатуре пролетариата только для переходного периода от капитализма к коммунизму и игнорируют ленинский вывод о том, что диктатура пролетариата необходима и для всей низшей фазы коммунизма — при социализме до полного уничтожения классов. Хрущевские уши у них все равно торчат!

Корр.: В докладе даны характеристики капитализма в России и даже причины его установления. Насколько можно согласиться с подходом КПРФ?

В.Т.: Относительно критики сегодняшнего российского капитализма, что он компрадорский, паразитический, реакционный — особенно возражать не стоит, поскольку это и новостью не является. А вот причины победы контрреволюции в СССР Зюганов снова сводит к предательствам и изменам. Ранее он в книге «Уроки жизни» высказывался: «Держава[СССР] распалась потому, что были преданы забвению многовековые корни глубинных основ государственного, культурного, религиозного-всенародного-единства». Нет в уроках КПРФ анализа собственных ошибок КПСС, в том числе решений XXVIII съезда партии о взятии курса на рынок и приватизацию. Сказано, что «стратеги запада решали задачу ослабления советского рабочего класса. Его насильственно превращали из класса-нации в пролетариат, лишённый собственности и власти. Этой цели служила и приватизация, обернувшаяся деиндустриализацией страны». А мы ведь помним высказывание того же Зюганова о том, что во всём виновата плохая, бездумная бандитская приватизация. Он ранее даже вспоминал о том, что они в КПСС разрабатывали план справедливой именной приватизации. То есть в конечном итоге — это позиция так называемого рыночного социализма. Поэтому Зюганов снова преподносит как положительный пример 1998 год и правительство «Примакова-Маслюкова». Для Зюганова и КПРФ — это якобы опыт работы честного правительства. С нашей же, классовой точки зрения, тогда была оказана помощь Ельцину. После того, как произошла девальвация рубля, обесцененными в 4 раза бумажками заткнули многомиллиардные долги по заработной плате, сбили волну народных выступлений, помогли буржуазной системе выстоять. А через несколько месяцев это «правительство народного доверия» за ненадобностью отправили в отставку, даже не объявив какой-либо благодарности.

В теоретическом плане это выливается в программную ориентацию КПРФ на опыт КПК. Однако при этом Зюганов умалчивает о том, что Китай находится в переходном периоде, и наряду с тенденцией перехода от капитализма к коммунизму действует, а сегодня во многом и перевешивает тенденция прямо противоположная; не случайно КНР сегодня занимает второе место в мире по количеству миллиардеров. А рабочий класс Китая, тот самый пролетариат, за который ратует Зюганов, в сегодняшних условиях не имеет практической возможности борьбы даже на предприятиях с частнособственнической формой владения.

Не вспоминают товарищи и положение программы большевиков о том, что товарное производство ежеминутно рождает капитализм, но теперь вдруг ратуют за диктатуру пролетариата. Хотя в «эпохальной» книге Зюганова «Уроки жизни» мы читаем: «Мятежи и бунты происходили как раз тогда, когда пытались установить классовую диктатуру, безразлично какую — боярскую, дворянскую или пролетарскую». Что сказать? Опять то же — не верю в прозрение!

Корр.: В докладе есть анализ сегодняшнего состояния рабочего класса в России и его потенциальных союзников. Насколько эта часть доклада соответствует действительности?

В.Т.: Я уже говорил, что в докладе достаточно правильных слов, положений, цитат. Но показательнее не то, чтобы ошибки, а правильнее сказать, присущие КПРФ уклоны. Так, в докладе делается вывод, что «классовый союз пролетариата и мелкой буржуазии города и деревни — движущая сила коренного преобразования производственных отношений в России». Это скорее мечта КПРФ, чем отражение объективной реальности. Во-первых, потому что мелкая буржуазия, мелкие производители, и это отмечено и в Манифесте коммунистической партии, и у Ленина, «… не революционны, а консервативны. Более того, они реакционны…. Если они революционны (если!), то лишь постольку, поскольку им предстоит переход в ряды пролетариата. Поскольку они покидают свою точку зрения и становятся на точку зрения пролетариата». А, во-вторых, сегодняшняя ситуация такова, что мелкобуржуазность огромной волной накрыла российское общество, в том числе пролетариат. В этом потоке ведущим звеном на сегодняшний день является мелкая буржуазия и буржуазная интеллигенция, интересы и настроения испуганности которых во многом выражает КПРФ. Ленин этот момент отмечал так: «Опираться на интеллигенцию мы не будем никогда, а будем опираться только на авангард пролетариата, ведущего за собой всех пролетариев и всю деревенскую бедноту. Другой опоры у партии коммунистов быть не может».

Обосновывая необходимость партии для рабочего класса, Зюганов говорит: «Партия коммунистов требуется для того, чтобы представители рабочего класса получили возможность участвовать в работе органов государственной власти и местного самоуправления». КПРФ, видимо, всех своих депутатов считает, особенно после прошедшего Пленума, представителями рабочего класса, так что рабочих в избирательные списки может по-прежнему не брать. А ведь даже при царе в Думу рабочие шли по специальным куриям. Большевики вели рабочих на выборы не для заражения парламентским кретинизмом, а для организации более широкой классовой борьбы с помощью парламентских возможностей. На фракцию замыкалась почта, забастовочные фонды, пропаганда большевиков. А Зюганов всерьез хочет учить людей управлению буржуазным государством.

В докладе Зюганов ратует за новую индустриализацию России. Хвалит законопроект о промышленной политике, мол, работа над ним началась ещё во времена Примакова-Маслюкова, и эта задача имеет экономическое, патриотическое и классовое значение. Дескать, возрождение отечественной индустрии позволит расширить ряды рабочего класса. Мол, так партия наглядно демонстрирует связь патриотизма и классового подхода в своей работе. Заметим, что за этим трогательным и в общем-то правильным вниманием к сохранению отечественной промышленности прячется абсолютное безразличие к организации борьбы этого самого рабочего класса сегодня. В том числе безразличие парламентской фракции к законам, которые ограничивают забастовочную и профсоюзную борьбу, распространение передового опыта Всемирной федерации профсоюзов и так далее. Вся надежда на тупиковый, парламентский путь решения вопроса.

И опять же мы помним высказывание председателя КПРФ в книге «Держава»: «Своевременное смещение идеологии Коммунистической партии Российской Федерации в область государственного патриотизма не позволило сделать из нашей партии пугало «экстремистов-большевиков».

Теперь, похоже, что время изменилось, и позиция Зюганова тоже.

Корр.: В докладе Зюганов вспомнил, что «в советские годы была издана книга «Листовки Московского комитета РСДРП 1905-1907 годов». Из неё хорошо видно, что большевики работали не только на заводах, но и в пекарнях, в мелких мастерских. И листовки они делали адресными — не сразу для всей России, а для конкретной мастерской или фабрики«. Ведь правильное предложение?

В.Т.: Вы знаете, КПРФ чем-то похожа на ЛДПР. У тех главный лозунг — «Мы за русских. Мы за бедных!». И это похоже на правду, только вся правда в том, что Жириновский со товарищи сначала помогает властям русских трудящихся сделать бедными, а затем их защищает. Так и Зюганов со своими соратниками: они сначала в КПСС взяли курс на рынок, затем двадцать лет помогали становлению капитализма в России, а теперь очень хотят защищать трудящихся. Но по-новому: «…Коммунисты-державники <…> сегодня отличаются от своих чванливых и косных номенклатурных предшественников… Они отвергли экстремистские тезисы о классовой борьбе…» Это тоже Геннадий Зюганов («Россия — Родина моя. Идеология государственного патриотизма».) Так что без экстремизма, товарищи, потихонечку, по-парламентски. Зюганов так и подходит в нескольких местах доклада к своей главной установке — через парламентаризм: «Наша партия предлагает мирную форму восстановления социальной справедливости — референдум о национализации банковской системы, транспорта, связи, земли и основных отраслей производства, начиная с нефтегазового сектора». Ленин, как известно, такие рецепты называл негодяйскими. И еще уточнял: «Ораторов и литераторов набивать в Учредительное собрание значит идти по избитой дороге оппортунизма и шовинизма. Это недостойно «III Интернационала».

Корр.: Товарищи вроде бы понимают опасность оппортунистического перерождения партии. В докладе даже цитируют Ленина: «Оппортунизм в верхах рабочего движения — это социализм не пролетарский, а буржуазный. Практически доказано, что деятели внутри рабочего движения, принадлежащие к оппортунистическому направлению, — лучшие защитники буржуазии, чем сами буржуа. Без их руководства рабочими буржуазия не могла бы держаться». Ведь не поспоришь?

В.Т.: Здесь как раз тот случай, когда ленинские слова относятся к самой КПРФ. Владимир Ильич действительно детальнейшим образом разобрал явление оппортунизма, и показал, что буржуазия всегда поддерживает ту оппортунистическую партию, которая по своему названию, по своей фразеологии наиболее похожа на настоящую, революционную. Буржуазия поддерживает оппортунистов, но при этом никогда не даёт им возможности сдвинуться до конца вправо, в том числе изменить название, поскольку на освободившемся месте может возникнуть настоящая, действительно опасная для буржуазии, революционная партия.

Обилие правильных слов и комплиментов в адрес рабочего класса в случае с лидером КПРФ скорее следует рассматривать как технологический приём. Я вспоминаю, как М.С. Горбачёв в 1990 году встречался с председателем Всемирного еврейского конгресса господином Бронфманом. Тот выразил опасения — не тормозится ли перестройка? На что Горбачёв ему отвечал примерно так — главное, что руль заложен в правильном направлении, поэтому вы должны мне довериться. А уж в каком положении находится рукоятка скоростей — это зависит от конкретных условий, которые я знаю лучше. Когда надо, Горбачёв добавлял революционной фразеологии и клялся в верности коммунистическому выбору. Очень похоже ведёт себя Зюганов. В докладе приводятся самые жёсткие цитаты Владимира Ильича по поводу оппортунистов: «Ленин и Сталин издевались над таким подходом …. «Кто говорит о неклассовой политике и неклассовом социализме, того стоит просто посадить в клетку и показывать рядом с каким-нибудь австралийским кенгуру».

Здесь хочется просто раскрыть скобки и уточнить эту цитату Ильича из работы «Исторические судьбы учения Карла Маркса», где Ленин перед этой фразой как бы специально для Зюганова говорит: «диалектика истории такова, что теоретическая победа марксизма заставляет врагов его переодеваться марксистами …». Речь как раз идёт об оппортунистах, ратующих за классовое сотрудничество, национальное примирение и подменяющих парламентаризмом и народовластием борьбу за создание Советов и установление диктатуры пролетариата. Ленин подчёркивает: «Среди социалистических парламентариев, разных чиновников рабочего движения и «сочувствующей» интеллигенции у них очень много сторонников». Вот мы и видим метания наших современных социалистических парламентариев.

Корр.: В докладе совершенно справедливо отмечается, что представителей российского пролетариата «нет ни в правительстве, ни в Совете Федерации, ни в Государственной Думе«, что интересы рабочего класса представляет только КПРФ. Так ли это?

В.Т.: Так в том смысле, что рабочих в Госдуме практически не было и нет, впрочем, как и на региональном уровне. Нет там, соответственно, и рабочей политики! Только молчат товарищи из КПРФ, что именно они раз за разом отказывались от блока с РКРП и рабочими организациями, от включения в списки представителей рабочего движения, что и сегодня в том же Питере на сентябрьских выборах этого года они открыто помогли кандидату от «Единой России» Георгию Полтавченко стать губернатором, отказавшись от тактики единого оппозиционного блока со «Справедливой Россией» и другими партиями. Говорят о том, что их кандидат Потомский одержал блестящую победу на выборах губернатора Орловской области, но помалкивают, что именно его поддержала на выборах местная «Единая Россия». Ну, и какую политику он будет проводить? Не потрудились товарищи Зюганова объяснить и тот факт, почему в Москве на выборах депутатов в Мосгордуму, где КПРФ провела пять депутатов, в четырёх округах единороссы почему-то своих кандидатов не выставили (а в том округе, где шёл внук Зюганова, даже сняли двух основных конкурентов), тогда как в остальных сорока округах ЕР была представлена и выиграла, разрешив пройти ещё одному кандидату «Родины» и одному ЛДПР, Вот такая смычка буржуазной власти с оппозиционной партией, называющей себя «коммунистической», вырисовывается. Очень трогательно выглядело совместное выступление всех парламентских партий в так называемый День народного единства — 4 ноября в Москве. Прекрасно известно, что этот день буржуазия специально ввела, чтобы заставить людей забыть, подменить им празднование 7 ноября — годовщины Великой Октябрьской социалистической революции. Но вот Зюганов радостно стоит на сцене вместе с Мироновым (СР), Неверовым (ЕР), Жириновским (ЛДПР) и вместе аплодируют единству (!?) Они даже выстроились слева направо в соответствии с расписанными ролями политического спектакля.

КПРФ действительно оппозиционная организация, если судить по её критической работе в парламенте. Она красиво, часто правильно обличает мерзости капитализма, получая за это хорошее вознаграждение. Как высказался Станислав Говорухин в то время, когда он был доверенным лицом Геннадия Зюганова на выборах президента в 1996 году, «чтобы хорошо защищать интересы народа, надо получать хорошую зарплату». Вот они и работают защитниками народа в разрешённых пределах и с очень хорошим вознаграждением (порядка 400 тысяч рублей в месяц каждому депутату). Плюс к этому в 200 раз за десять лет увеличено финансирование парламентских партий по итогам выборов. Сегодня КПРФ получает из госбюджета, который они справедливо критикуют за недостаточность социальной направленности, около 1 миллиарда 300 миллионов рублей. Если бы эти деньги шли на развитие классовой борьбы, какой бы рывок мог сделать рабочий класс. Однако, нет. Это, только мечты. На соответствующие предложения о создании забастовочного фонда Съезда рабочих КПРФ даже не ответила. И понятно, почему. Если хотя бы часть денег шла действительно на организацию практической классовой борьбы, вряд ли КПРФ их бы получила. КПРФ не занимается организацией практической борьбы рабочего класса и других слоёв населения. Всю протестную энергию они стараются канализировать в русле перманентных выборов: борьбы за их честность, соревнования программ, надежд на формирование «правительства народного доверия» и прочее, прочее. По большому счёту, они выполняют пожелание Владимира Путина, высказанное им в интервью для книги «От первого лица» ещё в 1999 г., о том, что у КПРФ «есть все шансы стать современной парламентской партией в европейском смысле этого слова», если она избавится от своих идеологических тараканов, как-то: курс на революцию, диктатура пролетариата, национализация и прочее.

По большому счёту, мы видим реализацию именно такой линии. При этом на вопрос журналистов — понимают ли это лидеры и не стоит ли партии изменить название? — Путин отвечал, что «Лидеры все это понимают, как ни покажется неожиданным. И они готовятся, на мой взгляд, к тому, чтобы видоизмениться. Не могут этого сделать сегодня, боятся, что их электорат это воспримет как предательство. А ведь тут достаточно важно не упустить момент — когда, в какой степени и сколько им нужно менять в себе».

Как видим, опыт Горбачева вполне востребован. Да и награждение президентом РФ орденами буржуазной России Зюганова, Симоненко (КПУ) и других товарищей говорит само за себя.

Корр.: Александр Фролов, обозреватель «Советской России», в своей статье «Пока ещё не разъярён», дав обзор пленума ЦК КПРФ, выразил мысль, что этот Пленум был не столько технологический, сколько идеологический. Поскольку на нём прорабатывались не столько детали работы парторганизаций в рабочей среде, сколько более общая задача — возрождения и взятия на вооружение идеи о диктатуре пролетариата. Это краеугольный камень марксистской теории перехода от капитализма к коммунизму. При этом Фролов вспомнил и про нашу партию — РКРП, сказав, что не может похвалиться успехами в работе даже Российская Коммунистическая Рабочая партия, а ей никто не мешал идти к рабочему классу, и никто их лозунгов не перехватывал.

В.Т.: Александр Фролов — один из наиболее способных и грамотных людей в КПРФ, но он уже привычно свои способности направляет на обслуживание и оправдание курса руководства. Понимая, что более чем двадцатилетнее бездействие КПРФ в работе с рабочим классом оправдать трудно, а с учётом их сотрудничества с властями практически невозможно, он пытается свести дело к тому, что все эти годы рабочий класс России не был готов, ещё только созревал, мол, шла его пролетаризация, и вот только теперь настало время партии внести в рабочую среду идеи научного коммунизма. Натяжка такого подхода очевидна. Мы уже говорили, что сначала КПРФ практически помогла становлению капитализма, в том числе дезорганизацией, деморализацией рабочего класса, заражением его вирусом мелкобуржуазности, а сегодня вдруг захотела его возглавлять и защищать.

Так же лукавы слова Фролова о том, что РКРП никто не мешал идти в рабочий класс. Мешали, да ещё как. Причём мешал не только режим, который решением Верховного суда лишил РКРП юридической регистрации, то есть убрал с выборов конкурента КПРФ, громит зарождающиеся рабочие профсоюзы, 6 раз отказывал в регистрации РОТ ФРОНТа. Не меньше мешала и КПРФ, в том числе выдвигая теории исчерпанности лимита на революции, ерничая над той же диктатурой пролетариата, осуществляя практическую помощь буржуазии на выборах и при протаскивании буржуазной ельцинской конституции в 1993 году, помогая режиму выйти из кризиса в 1998 году. А когда РКРП создала рабочий блок РОТ ФРОНТ, Зюганов заявил ни больше ни меньше, что это — проект Кремля, направленный против КПРФ. Поэтому КПРФ внесла свою весьма заметную лепту в сдерживание развития рабочего движения России, да и в бывших республиках СССР тоже.

Корр.: В докладе достаточно места уделено событиям на Украине. КПРФ занимает твёрдую антифашистскую позицию. Это правильно?

В.Т.: Это-то правильно. Неправильно другое — КПРФ в своей пропаганде не объясняет, что войну и фашизм на территорию Украины принёс капитализм, как и в другие регионы СССР (Сумгаит, Карабах, Узбекистан, Приднестровье, Чечня, Абхазия, Осетия …). И российский капитализм очень даже чувствительно приложил свою руку к этим событиям. КПРФ безоговорочно поддерживает Путина, не вникая и не разъясняя, где он борется с американским фашизмом, где за интересы российских капиталов, а где с рабочим классом России. И уж совсем обходит молчанием роль КПУ и Симоненко, который в 1996 г. высказался о необходимости защиты марксизма от ортодоксии. КПУ своей оппортунистической политикой и заигрыванием с Партией Регионов Януковича привела рабочий класс Украины к началу майданов идеологически дезориентированным и организационно разобщённым. Да и после побега Януковича депутаты КПУ помогли избранию Турчинова спикером Рады, затем приняли участие в президентских выборах и помогли Порошенко получить легитимность. А на выборах в Верховную Раду 26 октября кандидаты КПУ не прошли, но своим участием помогли режиму надеть маску демократии после свершенных кровавых преступлений (как КПРФ в 1993 г.). Но об этом в докладе, конечно, ничего не сказано, и выводов не сделано.

Корр.: Чем же объясняется разворот КПРФ в сторону рабочего класса, самой мощной в потенциале политической силы, рожденной капитализмом, могильщика буржуазии по терминологии Манифеста Коммунистической партии? Александр Фролов в подтверждение этой мысли даже привёл цитату жандармского полковника Зубатова.

В.Т.: Владимир Ильич Ленин, разбирая ту же зубатовщину, показывал, что буржуазия во все времена посылала и будет посылать своих агентов в рабочее движение, причём не только в действующие организации, но и на потенциально опасные для неё участки, которые ещё только могут загореться революционным огнём. Сегодня буржуазия накопила огромный опыт борьбы с коммунистическим и рабочим движением, обработки и формирования общественного сознания. Сегодня оппортунизм и ревизионизм превратились из просто уклонов в коммунистическом движении под влиянием буржуазии в мощное управляемое империализмом оружие. Как бы нам ни хотелось верить в пробуждение и прозрение товарищей из КПРФ, но чудес не бывает. Приходится констатировать, что просто настала пора в интересах буржуазии позаботиться, чтобы рабочее движение не превратилось в действительно революционную силу, чтобы опыт борьбы трудящихся Донбасса не вдохновил трудящихся России на радикальные формы сопротивления. Буржуазная власть наводит порядок в своих рядах и в помощь ФНПР для управления растущим протестным потенциалом направляет КПРФ — своих буржуазных приказчиков, которые, по образному выражению Ленина, «переоделись в марксистов».

Доклад заканчивается призывом: «Сегодня мы просто обязаны сказать: «Есть такая партия!» Мы призваны наполнить это утверждение конкретной, слаженной и результативной работой». Нам приходится согласиться с одним лишь уточнением — есть такая горбачевская партия, воплощающая его мечту — в капитализм под красным знаменем. Как говорил Ленин: «Марксистские слова стали в наши дни прикрытием полного отречения от марксизма». «Сегодня маятник качнулся туда, завтра сюда. Мы должны оставаться пролетарской партией рабочих и угнетенных». Так что для РКРП работать становится, конечно, труднее, но по большому счету принципиально ничего не изменилось. Как мы сказали еще в 1996 г., наша задача останется прежней — организация пролетариата в борющийся класс, даже если президентом станет Зюганов.

А. Стрельцов

Источник: tr.rkrp-rpk.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники