Никакие мифы не смогут подкрепить падающий авторитет монетарных методов управления экономикой

Либералы вцепились в рынок, как в манну небесную. Они считают, что их учение о главенстве монетарных подходов правильно, потому что оно всесильно. Мол, все в мире так или иначе вынуждены действовать под диктовку рынка и плясать под его дудку. Если же наша страна откажется от тотально капиталистического способа хозяйствования, то ждут нас якобы страшные кары, земные и небесные. Настанут тогда, дескать, в России жуткие времена с очередями, карточной системой и ГУЛАГом. И примитивная эта пропаганда, надо признать, работает — многие не самые имущие россияне боятся национализации. А вдруг отнимут у них после возвращения страны на социалистический курс развития страны участок в 6-10 соток и деревянный домишко с банькой?

Западные санкции и падение цен на нефть, конечно, сами по себе развеивают иллюзии относительно рынка и страшилки вокруг возможного его ограничения. Но все же не до конца — уж больно въедливыми оказались внушаемые теми, кто хотел бы и дальше наслаждаться сверхприбылями от перепродажи минеральных ресурсов за рубеж, мифы. Попробуем оценить, так ли уж всемогущ его величество рынок и так ли уж страшны административные меры, как их малюют либеральные экономисты?

Миф №1 — невидимая рука рынка все направит и исправит

Даже сейчас, когда в условиях санкций против России и падения цен на нефть, наша национальная валюта оказалась в зоне турбулентности, мы слышим мантры о том, что рынок все отрегулирует, что будет найден какой-то сбалансированный курс рубля. Охотно верим, что так и будет, но когда, а самое главное, насколько ниже от исходного уровня?

Отказ государства от регулирования чего бы то ни было, считается, согласно канонам либерализма, благом, а его вмешательство страшным грехом. Но так ли это на самом деле? В действительности как раз отказ или даже сворачивание государственного контроля оборачивалось и оборачивается проблемами для общества и новыми барышами для крупных предпринимателей. Самый свежий пример — планируемое сокращение числа поликлиник в Москве. Выиграют от этого только владельцы частных медицинских центров — платежеспособные люди вынуждены будут обратиться к ним. А вот что делать не самым платежеспособным? Куда их отрегулирует невидимая, но весьма костлявая рука рынка, если они вовремя не смогут получить необходимую помощь, — догадаться нетрудно.

Да и рыночная сбалансированность выглядит зачастую нелепо. Особо ярко это заметно в плоской шкале налогообложения — скромная сельская учительница и топ-менеджер элитной нефтегазовой компании, способный потратить за вечер зарплату вышеупомянутой учительницы, платят одинаковые 13% из совершенно неодинаковых доходов. На все призывы коммунистов вернуть прогрессивную шкалу, чтобы малоимущие были освобождены от НДФЛ, а крупная буржуазия платила максимум — следует забавный аргумент поборников рынка, что экономика уйдет в тень. А как же всесильная рука рынка — когда дело касается капиталистических сверхприбылей, она что дает слабину? А раз так, то как же ее можно тогда называть всесильной?

Второй аргумент против того, чтобы учительница и топ-менеджер платили в бюджет по-разному, еще смехотворнее. Якобы если буржуа заставить платить по справедливости, его капиталы утекут за рубеж. Но опять-таки хочется спросить, а почему всесильная рука рынка не может удержать бегущие куда-то финансовые средства, а самое главное, почему они бегут сейчас, когда шкала доходов плоская? И что мешает вполне зримой длани государства схватить то, что убегает за рубеж или в тень?

Миф №2 — социалистические страны, прежде всего КНР и Вьетнам, давно уже перешли на рыночную экономику и социалистическими называются в большей степени по инерции

Если бы Китай и Вьетнам действительно отказались бы от социализма, то сразу же объявили бы. Чего им было бы скрывать? Наоборот, получили бы несмолкаемые аплодисменты империалистов всего мира, как ельцинское руководство РФ, разгромившее социализм на родине Великого Октября. Но нет — ни китайцы, ни вьетнамцы не спешат порадовать транснациональные корпорации капитуляцией своего социалистического выбора. Все стратегически важные высоты в этих двух странах сохранило за собой государство. Да и в тех областях, типа легкой и кустарной промышленности, туризма и торговли, которые отданы на откуп частникам, зримо и незримо присутствует жесткий государственный контроль. В какой-то степени китайцы и вьетнамцы реализовали новую экономическую политику Ленина, курс, которого и России надо было придерживаться, а не пускаться в порой бесчеловечные по своим последствиям либеральные эксперименты. Им удалось то, что не получилось сделать нашей стране по ряду объективных и субъективных причин, — найти разумное сочетание преимуществ социалистического строя и частного предпринимательства.

Причем Китаю удалось не просто вплести капиталистическое производство в социалистическое народное хозяйство, но даже состыковать две разных социально-экономических формации в пределах одного государства. Имеется в виду капитализм Гонконга и социализм остального Китая. Понятно, что вызвано это геополитическими причинами — намерением КНР вернуть когда-нибудь в лоно Поднебесной Тайвань, но факт мирного сосуществования двух систем в одной стране от этого не перестает быть фактом.

По той же схеме предлагает КНДР объединение Южной Кореи. Как видим, социалистический Север не боится конкуренции за умы и сердца корейцев с высокотехнологичным капиталистическим Югом. А вот последний на такую схему объединения не готов. Неужто боится конкуренции с идеями чучхе?

Миф №3 — выбор социалистического курса с регулированием рынка ведет к дефициту и стагнации

Вот только опыт вышеупомянутых социалистических Китая и Вьетнама, да и Советской России времен ленинского НЭПа говорит о том, что сочетание рыночных и нерыночных механизмов регулирования народного хозяйства может давать потрясающие результаты с точки зрения роста производства и насыщения рынка товарами и продуктами. Причем эти результаты подкрепляются соответствующим уровнем платежеспособности населения, что позволяет в значительной степени избежать бича капитализма — кризиса перепроизводства.

Применительно к России опасаться стагнации уже бесполезно — при продолжении либерального сценария развития страны в условиях западных санкций и падения цен на углеводороды избежать ее вряд ли удастся. При выборе же социалистического пути, подразумевающего рост доходов, а соответственно, и платежеспособного спроса внутри страны за счет справедливого перераспределения доходов от минерально-сырьевой базы, появляются все предпосылки для стимулирования производства, рассчитанного на внутреннего потребителя, а также для импортозамещения, о котором сейчас много говорят.

Таким образом, никаких оснований ожидать дефицита на основные потребительские товары в этом случае нет. Во всяком случае, их не больше, чем обычно бывает при капитализме. А дефицит свойственен и рыночной экономике, только в скрытой форме, приводящей к периодическим скачкам цен на ту или иную продукцию.

Опыт кризиса 1998 г. показал, что в условиях развала либеральной экономической модели даже ее относительное преимущество — полные прилавки магазинов — мгновенно аннулируется ажиотажным спросом. Торговцы начинают попридерживать товар в ожидании возможности продать его подороже после обесценивания рубля. Таким образом, сохранение верности выбранному в 1991 г. либеральному курсу отнюдь не гарантирует того, что те или иные товары не будут исчезать, причем без видимых вроде бы причин.

Миф №4 — рынок обеспечивает демократию в обществе

Хотя каким образом экономика, построенная на верховенстве ее величества прибыли может способствовать демократическим устоям — даже теоретически непонятно. Практически же мы видим, что демократией зачастую в странах с развитой и не слишком развитой рыночной экономикой и не пахнет. А если и пахнет, то весьма сомнительной ее формой.

Обратимся к святая святых мирового империализма — США. В этом, по версии либералов, прямо-таки рассаднике демократии самая что ни на есть капиталистическая экономика. А что с демократическими правами и свободами? Формально все в полном ажуре — граждане выбирают президента и две палаты парламента, а также местные власти. Но вот из кого — на выборах побеждают, сменяя друг друга, ставленники только двух империалистических партий.

Многие либеральные пропагандисты потешались над сходством двух партий ДНР — «Свободный Донбасс» и «Донецкая республика», но республиканцы и демократы в США похожи друг на друга гораздо больше. Обе партии отстаивают интересы крупных транснациональных компаний, обе поддерживают идею глобального американского господства в мире, именуемого лидерством, обе настроены довольно антироссийски, только выбирают исторически разную тактику противодействия нашей стране. Республиканцы обычно не склонны к сантиментам и многие в массе своей за холодную войну, демократы же любят порассуждать о разрядке или перезагрузке, прикрывая ими точно такую же русофобию.

Ну а внутри самих США все внимание публики привлечено к разным показушным мероприятиям, вроде предвыборных съездов указанных партий, в то время как главное — сбор средств на проведение кампании — остается в тени. Между тем именно таким образом финансовые воротилы и определяют того или тех, кто будет править крупнейшей империалистической державой мира.

Миф №5 — рыночные методы управления эффективнее административных, отказ от них обернется катастрофой

Эта позиция либералов хорошо известна. Вновь и вновь мы слышим клятвы верности монетарным подходам, даже когда стало совершенно очевидно, что они не работают.

Линия спора между рыночниками и державниками РФ проходит сейчас, по сути, в ответе на один, но ключевой вопрос — нужно ли держать финансовые средства в ценных бумагах Запада или пустить их в производство? За первый вариант ратуют либеральные экономисты под благовидным предлогом недопущения роста инфляции в стране. Деньги, мол, сразу же будут выведены из производственного сектора и будут использованы для манипуляций валютными спекулянтами и для выведения за рубеж капитала. Но при этом подходе даже высокие цены на энергоносители, которые были в течение целого десятилетия относительного благополучия, не позволили провести диверсификацию экономики, развить высокотехнологичные ее отрасли, дать людям возможность работать не в сфере торговли и услуг, а на сверхсовременном производстве.

Сторонники другого, немонетарного подхода предлагают не мариновать сверхдоходы от продажи нефти и газа в ценных бумагах других и далеко не всегда и во всем дружественных государств, а пустить на финансирование реальных секторов экономики. Но понятно, что сопряжено это должно быть с жестким госконтролем, гарантирующим, что средства будут направлены именно в производственный сектор, что будут возведены новые заводы и фабрики или модернизированы уже существующие, а не набиты карманы олигархов и чиновников. Добиться этого невозможно без возвращения старых добрых административных методов, жестких антикоррупционных мер, а самое главное, без национализации минерально-сырьевой базы, в результате которой все основные управленческие рычаги будут в руках государства.

Т.е. решение направить финансовые потоки в реальный сектор экономики фактически означает полную смену социально-экономического курса. Этот необходимый стране поворот образно обозначил один из идеологов КПРФ С.П. Обухов фразой «хватит кормить Канзас!», имея в виду, что необходимо все средства направлять в свою экономику.

Футбол нерациональности

Идеологи либерализма любят не только мифы о рынке сочинять, но и иронизировать над советской якобы уравниловкой — мол, талантливые люди и бездари получали в СССР одинаково или почти одинаково. Но иронизировать надо не над равенством при социализме, а над дикими перекосами при капитализме. Футбол, «Формула 1» и теннис, любимые развлечения крупной буржуазии, тут весьма показательны. Это настоящие индексы капиталистической нерациональности, ведь за свои любимые игрушки нувориши готовы выкидывать деньги самосвалами. Например, по сообщениям прессы, футболисту Лионелю Месси за переход из «Барселоны», где он сейчас играет, «Реал» предложил 25 миллионов евро в год, т.е. 2 миллиона в месяц. Конечно, Месси гений, спору нет, но гений в чем? Если коротко, в пинании мячика ногами и иногда головой.

Но ладно Месси — он все-таки суперстар, но наши-то мастера кожаного мяча из сборной России тоже пусть и значительно меньшую, но все равно астрономическую зарплату получают, а за что, позвольте спросить, за регулярные поражения на важнейших соревнованиях? И после этого кто-то будет утверждать, что капитализм разумнее социализма?

Александр Евдокимов

Источник: svpressa.ru

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники